"Оформили ренту по закону, но все равно остались без жилья и компенсации"

"Оформили ренту по закону, но все равно остались без жилья и компенсации"

Достаточно часто пенсионеры заключают договор ренты – соглашение, по которому владелец квартиры передает недвижимость физическому лицу или компании в обмен на систематические выплаты либо пожизненное содержание. Этот договор подходит тем пожилым людям, у которых нет родственников и финансовой поддержки, покрывающей коммунальные платежи и основные потребности. В идеале человек получает стабильный предсказуемый доход, ничего не теряя при жизни.

О вопросах, связанных с рентой, мы поговорили с Вячеславом Вуккертом – генеральным директором ООО «Юридическая компания «Центр ЮСТ», Почетным адвокатом РФ.
– В жизни не все так гладко, как диктует закон. Приведу пример из своей практики. К нам на консультацию обратилась семейная пара. Они воспользовались услугами компании «Единство», она подыскала им одинокого пенсионера, с которым можно было заключить договор пожизненной ренты. Супруги согласились на сделку. «Единство» предоставило справку из психи­атрической больницы о том, что пенсионер не состоит на учете у психиатра. Договор был удостоверен у нотариуса. Рентодатели выплатили пенсионеру вознаграждение и регулярно оплачивали ему ежемесячные рентные платежи. А через 9 месяцев он неожиданно покончил с собой.

Тут же появилась дочь пенсионера и в судебном порядке признала договор пожизненной ренты недействительным. Квартиру включили в наследственную массу, право собственности плательщиков ренты признали недействительным.

Семейная пара заинтересовалась, с кого они могут взыскать свои затраты, связанные с этим договором? А они приличные: 400 тысяч рублей – вознаграждение «Единству», 400 тысяч рублей – единоразовая сумма рентополучателю и плюс платежи по 9 тысяч рублей ежемесячно на протяжении 9 месяцев. Да еще расходы на нотариуса и представителя, который пообещал легко выиграть процесс. Всего затрат – примерно на 1 миллион рублей.

Стали разбираться. Оказалось, что «Единство» заключило с супругами договор на оказание информационных услуг, по которому предоставило им информацию об одиноком пенсионере. Какой-либо ответственности этот договор не предусматривал, но оговаривалось, что в случае судебных разбирательств «Единство» выступит в суде в качестве третьего лица, а не ответчика. Представленная справка из психиатрической больницы была подлинной. Свои обязательства «Единство» выполнило.

В суде была проведена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза умершего по медицинским документам, которые имелись в поликлинике по месту жительства пенсионера. Выяснилось, что он длительное время страдал хроническим алкоголизмом, был склонен к суициду, имел «букет» заболеваний, которые подтверждали полную деградацию личности. Вывод врачей однозначный: пенсионер был не способен отдавать отчет своим действиям.

Нотариус в суде заявила, что ей на заключение договора привели опрятно одетого пожилого человека, который подтвердил, что желает заключить договор ренты, все последствия ему понятны. Каких-либо подозрений пенсионер у нотариуса не вызвал, справка от психиатров не внушала сомнений. В дееспособности гражданина сомнений не было. Итак, нотариус свои обязательства выполнила, предъявлять к ней претензии нет оснований. Последующая госрегистрация сделки тоже прошла гладко.

Юристы, представлявшие интересы семейной пары, ознакомившись с документами и справкой от психиатра, зная, что нотариус их поддержит в суде, смело пообещали, что процесс выиграют легко. Но суд в итоге был проигран.

Избежать такой ситуации можно было еще на моменте заключения сделки, если бы посредники действительно постарались проверить информацию. Не полагаясь на слова пенсионера, требовалось проверить, имеются ли у него близкие родственники, и выяснить, что есть дочь. Необходимо было потребовать, чтобы была представлена не только справка из психдис­пансера, что он не состоит в нем на учете, но и амбулаторная карта из поликлиники, и увидеть, что имеются заболевания, ставящие под сомнение дееспособность пенсионера.

Имея информацию о таких рисках, заключать договор ренты никто бы не согласился. Поэтому, возможно, компания и имела такую информацию, но скрыла ее от клиентов, а они, в свою очередь, даже ни разу предварительно не разговаривали с рентополучателем, увидели его только у нотариуса, поскольку во всем полагались на посредников.

Марина Старостина

14:45
162
Загрузка...