​Одна Победа, но не для всех?

​Одна Победа, но не для всех?
«Дети войны» - все жертвы, все герои», - с горечью в голосе произносит Валентина Анатольевна Дубровина из Екатеринбурга.

Ей 83 года, большую часть из которых она прожила на Урале, куда после начала войны были эвакуированы многие семьи ленинградцев.

«Первым уехал отец, работавший на Ижорских заводах. В 1941 году их отправили всем цехом, чтобы продолжить в тылу работу для фронта, для Победы!» - рассказывает пенсионерка.

В то страшное лето пятилетняя Валя вместе с сестренкой гостила у бабушки под Ленинградом.

«Мы видели фашистов, уже подступавших к городу. Когда вернулись в Ленинград, мама сказала, что отец - в Свердловске, а мы пока поживем дома», - вспоминает женщина.

Блокадные дни и ночи в бомбоубежище, разрушенный дом и приют в Смольном навечно врезались в память. Семья жила мыслями о встрече с отцом, но уехать к нему смогла лишь в ноябре 1941-го года.

«Ладога замерла, и нас отправили в Свердловск», - уточняет Валентина Анатольевна.

Она помнит все детали жизни в тылу. Семьям эвакуированных выделили комнатушки в подвалах домов на Уралмаше. Отец работал сутками.

«Мы его почти не видели. Помню, как были счастливы, когда из подвала смогли перебраться в просторную комнату. Там и прожили до Дня Победы», - говорит пенсионерка.

Многие годы пытается отыскать следы своего деда Маргарита Александровна Думинова из Байкалово.

«Мой дедушка Антон Никифорович Мелькоров, 1899 года рождения, был направлен в трудармию. На фронт его не взяли из-за инвалидности, а отправили на один из свердловских военных заводов. Больше семья его не видела. Родные говорили, что умер от голода, холода и болезней», - рассказывает пенсионерка.

Ей очень хочется отыскать могилу деда, но как это сделать? Не было ни «похоронки», ни другой весточки. Женщина надеется, что ей сможет помочь государственный архив, контакты которого ей предоставила наша редакция.

Анна Егоровна из поселка Пышма Камышловского района не может забыть, как после войны ее старших сестер и братьев хотели забрать в детский дом.

«Семья сильно голодала. Когда отец уходил на фронт, нас было шестеро, мама ждала седьмого», - вспоминает пенсионерка.

Отец погиб в Германии в марте 1945 года, помощи многодетной матери ждать было неоткуда.

«Когда чиновники пришли забирать детей, они уткнулись матери в колени, стали плакать и просить, чтобы их оставили дома. Нас оставили, ведь и в детдомах тогда жизнь была не лучше», - говорит Анна Егоровна.

Она помнит, как все старались, восстанавливая разрушенное войной хозяйство страны, как строили светлое будущее.

«Где оно теперь? Живем от пенсии до пенсии, сводим концы с концами», - печалится читательница. Ей, как и многим другим пенсионерам, накладно оплачивать «коммуналку». Приходится экономить на лекарствах, одежде, обуви.
«Теперь еще «мусорную» реформу придумали. Разве так можно к людям относиться? Только дай да дай. В театр, как это было в советское время, никто не предложит поехать. Денег на это нет. А у нас, у пенсионеров, выходит, - бездонные карманы? О чем думают власти, за которых наши деды и отцы проливали кровь?» - сокрушается Анна Егоровна.
Беседовала Наталья Горбачева
106
Загрузка...