Главный портал пенсионеров

​Уральские мастера: всем ремеслам – отец

​Уральские мастера: всем ремеслам – отец

Считается, что у истоков множества профессий: литейщик, сварщик, ювелир, слесарь, оружейник, чеканщик и другие – стоит одна. Ее представители облегчили труд швее, лесорубу, мяснику, рыболову, подарив им рабочие инструменты. Возможно, что именно по этой причине в народе до сих пор говорят: «Кузнец – всем ремеслам отец».

О том, как и чем живут «отцы ремесел» в наши дни, говорим с жителем Нижнего Тагила, кузнецом, мастером художественной ковки А. В. Кузнецовым.
– Андрей Владимирович, в фантазии обывателя при слове «кузнец» возникает образ силача, кующего меч или подковывающего лошадь, рисуются реалии далекого прошлого. А чем кузнецы занимаются в наши дни?
– Понятно, что такие мысли возникают не на пустом месте. В свое время это была по-настоящему ценная профессия: умение своими руками сделать оружие или что-то для дома дорого стоило. Вот только в реальной жизни силач – это молотобоец, человек с кувалдой, а кузнец – тот, кто руководит его действиями, кто обладает знанием. Позже, когда кузнечное дело обрело промышленные масштабы, появились механические молоты, потребность в физической подготовке и вовсе отпала. Главное – знание технологии ковки.

В советское время кузнецы были и на автотранспортных, и на металлургических предприятиях. Но эти времена ушли в прошлое.

Сейчас интерес к кузнечному делу возрождается. Особенно востребована художественная ковка. Кузнецы стараются объединяться, активно обмениваются опытом и творческими задумками по этому направлению. Причем благодаря Интернету можно познакомиться с работой коллег не только из других регионов России, но и из любой точки мира. Кузнецы участвуют в выставках и ярмарках, объединяются в профессиональные сообщества.
Перечень изделий современной кузницы очень широк – от простейших сувениров, инструментов, каминных наборов, мангалов до самых сложных ворот, лестниц, оград, садово-парковых скульптур, беседок...
– Речь идет об изделиях ручной работы. Почему люди заказывают их, игнорируя широкий ассортимент магазинов и предприятий?
– Прежде всего – это возможность получить уникальное изделие. Например, однажды человек заказал ворота, как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», те, что появляются в момент перемещения героев во времена Ивана Грозного. Другой – попросил почтовый ящик с головой, как у его любимой собаки, и дал фото. Третий – задумал мангальную зону, беседку в духе русской народной сказки. Никто не берется, а мы делаем: замеряем, рисуем эскиз и так далее.

Мы с моим напарником Павлом Григорьевичем Фирстовым уже накопили немалое портфолио – делаем, как говорится, все, кроме живой воды. Если приходит человек и не знает, чего точно хочет, он всегда может вдохновиться какой-то из наших работ, но в итоге повторить объект просто технически невозможно. Да и неинтересно. Мы стараемся совершенствовать работу, учимся на своих ошибках, придумываем новое. К тому же для меня очень важен отклик на работу, реакция заказчика, так что стараемся найти свой подход к каждому человеку.

– Наверное, удовольствие не из дешевых…

– Часто люди не понимают, почему та или иная вещь стоит столько, сколько стоит, потому что не видят процесса. Например, делали как-то необычную винтовую лестницу. Объект был настолько сложным, столько всего нужно было учесть, что пришлось из металлолома сделать макет в натуральную величину прямо в кузнице. В это время проконтролировать ход работ приехал заказчик, встревоженный тем, что готовой лестницы долго нет. Увидел макет – все вопросы относительно цены и времени изготовления отпали сами собой. Лестницей он в итоге остался доволен.

Благодаря современным технологиям можно заранее познакомить клиента с деталями процесса. Мы с напарником часто выкладываем видеозаписи на YouTube, так что любой человек может посмотреть на нашу работу в Интернете.

Что до цены, то она не обязательно высокая. Иногда получается дешевле, чем в магазине. Все зависит от сложности изделия.
– Какими работами вы особенно гордитесь?
– Мы принимали участие в реставрации наклонной башни в Невьянске, в частности – делали кованую дверь в башню, используя чертежи, основанные на исторических документах. Рядом с башней, кстати, собор, ограда под куполом – тоже наша работа.

По заказу европейского модельера Пьера Кардена выковали скульптуру – Хозяйку Медной горы. Недалеко от центральной проходной Уралвагонзавода есть храм Дмитрия Донского. Ограждение этого храма и ворота тоже создавались при нашем участии.
– Судя по вашей фамилии, кузнечное дело – это семейное. Никогда не хотели сменить профессию?
– У напарника, П. Г. Фирстова, отец был кузнецом, а у меня в обозримом прошлом таких предков нет, но фамилия, правда, подсказывает иное.

На самом деле я не подозревал, что стану кузнецом. После 8-го класса не знал, чем буду заниматься. Родители предложили учиться на помощника машиниста, а двоюродный брат хотел на кузнеца. Но когда мы пошли поступать в 93-е училище, оказалось, что для помощника машиниста я не подхожу по возрасту. Как раз тогда в приемную комиссию зашел мастер производственного обучения по кузнечному делу В. И. Молчанов. Ему моя характеристика понравилась, и меня приняли, хотя и для кузнеца я тоже был мал.

Учились мы три года, и с каждым годом мне все больше нравилась моя профессия: работа на молотах, работа вручную. Со временем я осознал, как мне нравится создавать что-то руками, насколько я творческий человек. И это осознание мне пригождалось везде. И в армии – я служил в Афганистане, и на работе в прокатном цехе на НТМК. На производстве вообще старался усовершенствовать привычные схемы, чтобы облегчить себе труд. За некоторые изобретения получал небольшую надбавку к зарплате.

Именно художественной ковкой увлекся в 90-е гг., когда отец показал мне статью на эту тему из журнала «Моделист-конструктор»: там были кузнечные схемы, образцы, кое-что из истории профессии. Дома, кстати, до сих пор хранится мой первый простенький подсвечник, который я выковал к дню рождения своей будущей жены.

После сокращения на комбинате переучиваться, как многие тогда, я не стал. Сменил несколько мест работы, сотрудничал с самыми разными компаниями и людьми. А теперь с напарником трудимся в кузнице и принимаем самые разные заказы. Так что даже сейчас на пенсии я остаюсь кузнецом.
Мария Волкова
17:15
627
Загрузка...