Отец ​Сергий: его дорога к храму

Отец ​Сергий: его дорога к храму

В южной части Полевского стоит старинный храм во имя святых апостолов Петра и Павла. Храму более 200 лет, последние четверть века его настоятелем является отец Сергий, которому в момент назначения было всего 27 лет. С ним мы побеседовали о судьбе храма – то трагической, то светлой, о его современной жизни и о том, как становятся священниками.


Визитка

Сергей Рыбчак родился 21 мая 1967 года в Киргизской ССР. Крещен в детстве в храме Сошествия Святого Духа села Сокулук.
18 августа1994 года назначен настоятелем ПетроПавловского храма Полевского.
В 2008 году окончил Свято-Тихоновский богословский институт в Москве.

Истоки

Этот храм ни снаружи, ни внутри не блещет золотом, богатым убранством, роскошным иконостасом. Он очень домашний и теплый, с высокими стрельчатыми окнами от пола до потолка. Украшен храм любовно – кругом вышитые и кружевные скатерки и салфетки, живые растения в кадках, цветы в горшках и вазах.

– Этот храм – одно из самых старинных зданий в городе, – рассказывает протоиерей Сергий. – Он был построен промышленником Алексеем Федоровичем Турчаниновым сначала из дерева, а затем, в 1773 году, из камня. Его византийская архитектура непривычна для Урала и России в целом. В нем нет купола.

Храм имел богато украшенную богослужебную утварь. Колокола его по всему церковному округу считались самыми лучшими – с малиновым звоном. Серебро и золото на их изготовление наши предки собирали всем миром.

В середине XIX века при Петропавловском храме действовало церковное попечительство о бедных и школах, оно стало первым в Екатеринбургской епархии. Позднее подобные учреждения начали создаваться и в других приходах.

Даже в безбожные времена, наступившие после 1917 года, прихожанам долгое время удавалось отстоять Петропавловский храм, он продолжал действовать. Закрыли его лишь в 1941 году, разместив здесь цеха завода «Красный металлист». В 1965 году здание передали под автовокзал. Верующим его вернули только в 1992 году.

Так случилось

Сергей Рыбчак родился в 1967 году, окончил школу, техникум, был призван в армию. Срочную службу проходил в береговых ракетно-артиллерийских войсках морской пехоты Черноморского флота в Севастополе. Затем работал в военизированной охране. Женился. Занялся издательским делом. Как, почему он стал священником?

– В детстве я читал «Библейские сказания» Зенона Косидовского, которые были произведением атеистическим, – рассказывает протоиерей. – Но все равно они давали возможность прикоснуться к священному тексту. Помню, как бабушка мне говорила: «Не будешь читать Библию – не станешь священником». Как будто она что-то предвидела.

Как признается отец Сергий, к вере он приобщился благодаря своему другу, брат которого служил в храме.

– В православной церкви всегда было не учение, а научение: кто-то опытный должен привести тебя в храм, рассказать и объяснить, что к чему, – говорит протоиерей. – И рядом постоять, чтобы не страшно было. Именно так поступал мой духовный брат.

Сначала Сергей Рыбчак стал прихожанином храма Всех Святых в Екатеринбурге, затем ему доверили вести воскресную школу. В июне 1994 года он был назначен клириком Иоанно-Предтеченского собора, а в августе того же года – настоятелем Петропавловского храма Полевского.

– Как вы восприняли необходимость переехать из Екатеринбурга в провинцию, из кафедрального собора – в полуразрушенный? Как отнеслась к этому супруга?

– Я сильно переживал, – не скрывает отец Сергий. – Жена узнала о переезде не сразу. Она в тот момент находилась в роддоме. Мой сын родился 26 августа, когда я вел первую службу в этом храме. Первые три года я сильно жалел о таком повороте судьбы. Это были 1990-е годы, храм находился в плачевном состоянии. Тогда все жили по бартеру. Мы были счастливы, когда лесхоз дал доски, и мы смогли выстелить пол – на железобетонном зимой ни служителям церкви, ни прихожанам стоять невозможно, ногам очень холодно. Мы радовались, когда нам подарили блоки для будущей кочегарки.

У молодого настоятеля были замечательные помощники – прихожане. С особой признательностью он вспоминает бабу Настю, которая уже ушла из жизни. В прежние годы она работала в ДОСААФе, ее знали все руководители и боялись, как грома небесного.

– Бывшего директора трубного завода баба Настя называла Лешкой, – посмеивается отец Сергий. – «Лешка, нам нужна краска!» – говорила она, к примеру. Тот давал краску. Или шла к директору лесхоза, тот выписывал нам доски.

– А когда вы почувствовали, что этот город – ваш? Когда душа примирилась с переменой в жизни?

– Наверное, когда погрузился в историю храма, его служителей и прихожан.

Обыкновенное чудо

Информацию собирали по крупицам. Расспрашивали старожилов, рылись в архивах. Прихожане помнили только последних служителей. По приговору народного суда в декабре 1940 года протоиерея Николая Дягелева и диакона Феодота Смирнова отправили в лагеря. Для отца Николая, который удостоился служить со святым праведным Иоанном Кронштадтским, это было уже третье заключение. Он отбыл срок, вернулся в Полевской и продолжал священническое служение до кончины в 1948 году. Судьба Феодота Смирнова оказалась трагичной – он погиб в пермских лагерях.

Архивные разыскания продвигались медленно. Как рассказывает отец Сергий, бывший митрополит Викентий договорился с министерством культуры, чтобы были отсканированы все метрические книги. Уральские промышленники Алтушкин и Козицын оплатили эту работу.

– Документы заняли половину просторной комнаты, – вспоминает настоятель храма. – Мы смогли установить имена всех священнослужителей прихода начиная с 1731 года, найти их потомков, составить хронологию основных церковных событий, происходивших в Полевском. Связь времен, преемственность поколений, которая была разорвана в советское время, восстановлена. Мы теперь можем поминать в молитвах всех священников, старост нашего храма.

Однажды случилось чудо. В XIX веке в Полевском был построен великолепный Вознесенский храм. Императрица Мария Федоровна подарила храму Иверскую икону Пресвятой Богородицы. Оправленная в серебряную позолоченную ризу с драгоценными камнями, с автографом императрицы на обратной стороне, икона почиталась чудотворной, каждый день перед ней служили молебны.

Но в 1933 году Вознесенский храм взорвали – якобы не хватало кирпича для строительства завода. Имущество храма было разграблено и уничтожено. Исчезла и Иверская икона.

– Думали, что ее сожгли, – рассказывает Сергей Рыбчак, – но несколько лет назад случилось чудо. Какой-то человек привез ее нам на старенькой «Волге». Оказывается, бывший староста храма вместе с дочерью вынесли икону и спрятали у себя в доме. Так ее и спасали, передавая по наследству.

Живые традиции

Восстановлены и традиции прихода. Сегодня здесь работают воскресная школа, музей старинной книги, библиотека и читальня, реабилитационный центр, столярные мастерские.

Отец Сергий ведет нас в помещение музея. Сразу бросается в глаза расстрелянная большевиками древняя икона святой Нины со следами пуль. В стеклянных витринах хранятся древние церковные книги.

– Вот этот псалтирь датируется концом XVII века, – священник бережно достает и раскрывает тяжелый фолиант в обложке из натуральной кожи. – Наши предки молились по нему и другим книгам. Церковнославянский язык, на котором почти две тысячи лет ведутся богослужения, они хорошо понимали. Когда мы приводим сюда деток, которые не вылезают из современных гаджетов, они прикасаются к этим страницам, листают, разбирают слова, вникают в их смысл… Видишь, как на твоих глазах восстанавливается связь времен, связь душ…

В этом же здании расположен реабилитационный центр «Подвижник», который возглавляет психотерапевт и нарколог Вячеслав Боровских. Рассчитан центр на 30 человек, в основном это наркоманы. Курс реабилитации длится год.

– Деньги на содержание ребят дают родители, – объясняет С. Рыбчак. – Поначалу мы рассчитывали на помощь спонсоров, государственных структур, фондов, чтобы поставить дело на широкую ногу. Но расчеты не оправдались. Содержание одного человека обходится в 20 тысяч в месяц. Кто-то может платить, кто-то нет. Кому-то после окончания курса деться некуда. Видели, слепой парень ходит? Зрения он лишился из-за наркотиков. Пришел сюда издалека, абсолютный сирота, два года у нас прожил.

Результаты у центра хорошие, ремиссия достигает 80 процентов. Здесь пациентов учат навыкам, которые позволяют противостоять соблазнам. По словам настоятеля храма, даже первые выпускники, которые обрели свободу от зависимости 18 лет назад, признаются, что дурные мысли их посещают и желания возникают до сих пор. Но они прекрасно понимают, с чем имеют дело. Потому и противостоят успешно собственным страстям.

Татьяна Бурова, фото автора

15:55
592
Загрузка...