​«С обидой слушаем и Путина, и других…»

​«С обидой слушаем и Путина, и других…»

«Ну и где же справедливость?» – вопрос, с которого начинали разговор большинство уральцев, звонивших дежурному по номеру в последнюю неделю января. Почти все обратившиеся в редакцию – люди преклонного возраста, как они сами говорят, «дети войны».

«А нам – опять дырка от бублика»

Герман Михайлович Стадухин из Екатеринбурга возмущен отсутствием логики в решении властей о материальной поддержке россиян, ковавших Великую Победу.

«С обидой слушаю и Путина, и других чиновников. Они в очередной раз «кинули» «детей войны», – говорит пенсионер, чья семья в годы Великой Оте­чественной хватила сполна. – А наши отцы погибли! В 1942-м папа ушел на фронт, пропал без вести, мать долгое время не могла добиться пенсии».

Власть, по мнению Германа Михайловича, опять проигнорировала тех, кто с ранних лет поднимал разрушенное хозяйство страны, но не получит к 75-летию Победы и крупицы того, что выделено ветеранам, вернувшимся с фронта.

У Галины Дмитриевны Русиновой из поселка Новоуткинск ГО Первоуральск отец Дмитрий Константинович Тихонов участвовал в Сталинградской битве.

«Папа вернулся с войны израненным, с простреленными легкими. На работу его не брали, а в семье четверо детей. Голодали – не передать. Картошку гнилую, помню, собирали», – вспоминает пенсионерка.

Ей обидно, что государство опять экономит на «детях ­войны». «Были бы достойные пенсии, мы бы не стали просить доплат, а так и в войну жизни не видели, и сейчас концы с концами сводим», – заключила женщина.

Любовь Николаевна Мусихина из Екатеринбурга едва сдерживает гнев: «Читаю статью о единоразовых выплатах и дрожу от возмущения. Пишут, что «дети войны» могут получить компенсацию расходов на поездку к местам захоронения родителей, погибших на фронтах. А куда я поеду с больными ногами? Мне 82 года, я не осилю поездку», – сокрушается пенсионерка. Ее отец – командир Красной Армии Николай Алексеевич Зубов – погиб в 1942-м под Ржевом, долгое время числился пропавшим без вести.

«Лишь в 2007 году мы узнали, где и когда погиб отец. К тому времени не было в живых ни мамы, ни старшего брата», – сокрушается Любовь Николаевна.

Не по силам путешествие к могиле отца-фронтовика и жителю Талицкого района Владимиру Аркадьевичу Клепикову.

«Мы с женой потеряли отцов. Мой погиб в боях за Ленинград 28 июля, а я 3 августа родился. Так и не увидел меня папа. Поехать на могилу хотелось бы, но не позволяют здоровье, возраст», – переживает мужчина. Военное детство в деревне невозможно вычеркнуть из его памяти. «От голода нашу семью спасла буренка, а в других семьях, где не было коров, дети, случалось, умирали», – вздыхает Владимир Аркадьевич.

Есть у него претензии и к сегодняшней жизни. «Безнаказанно вырубают леса. Все спиливают в нашем Талицком районе. А посевные площади пустуют. В войну обрабатывали землю на коровах и быках, потому как лошадей не было. Но не бросали, не то, что сейчас. В сторону Байкалово сплошь заросшие поля, никому дела нет», – возмущается пенсионер.

К «детям войны» относит себя и Валентина Васильевна из поселка Верхние Серги. Ее отец Василий Михайлович Ахманаев не вернулся с фронта.

«Пал в боях за Витебск. Об этом мы узнали много лет спустя, потому что извещение пришло о том, что он пропал без вести. Мама в 24 года осталась вдовой, мне было 3 года», – рассказывает пенсионерка.

Из-за проблем со здоровьем она не может поехать к месту захоронения отца и утешает себя тем, что поучаствует в акции «Бессмертный полк»: «Пройду, сколько могу, с живыми и погибшими. И папка будет со мной». Наша читательница Любовь Васильевна Помазкина из поселка Шаля выписывает газету «Пенсионер» все 20 лет – сколько выходит издание, внимательно читает и комментирует публикации журналистов, обещания чиновников.

«Слушала выступление Владимира Путина в Санкт-Петербурге, а потом в газете прочла, кому полагается единоразовая выплата к 75-летию Победы. «Детей войны», вижу, опять обошли. Нехорошо это!» – сердится пенсионерка.

И не только за то, что экономят средства на людях, переживших военное детство. «Что они сделали со здравоохранением? Ломать – не строить. Так можно сказать о пресловутой оптимизации в нашем Шалинском районе», – заключает Любовь Васильевна.

Реформой здравоохранения, которой нет конца, также обеспокоена Тамара Михайловна из поселка Верхние Серги Нижнесергинского района. Несколько месяцев назад жителей Михайловска, Нижних Серег и ее поселка приписали к новому высокотехнологичному медицинскому центру в Красноуфимске.

«А общественный транспорт от нас в Красноуфимск, до которого 2 часа езды, не ходит. Нам до Екатеринбурга проще добраться», – сетует женщина.

Чтобы проведать родных и близких на стационарном лечении, нужно нанимать такси, а это – большие деньги. «Скорая везет только тех, у кого случился приступ, – сокрушается Тамара Михайловна и просит довести информацию до губернатора, чтобы он принял решение об открытии транспортного сообщения с Красноуфимском.

«Где обещанный газ?»

Тамара Николаевна Щербатова из деревни Златогорова Белоярского района сетует, что ежегодные обещания властей газифицировать их поселение остаются пустым звуком. Приходится покупать дрова, а они стоят дорого. «У пенсионеров каждая копеечка на счету. Нам с мужем для обогрева нужно 3 машины колотых дров. Это 25 тысяч рублей. А у нас пенсия на двоих 25 тысяч», – рассказывает пенсионерка. Местные власти, по ее словам, только обнадеживают. Мол, будет вам газ, но когда – не говорят. Стали выяснить, оказалось, что эту деревню в план газификации не включили.

«Все у нас через пень колоду. Мусорную реформу объявили, тариф подняли, а современных заводов и полигонов не было и нет. Куда ни глянь, воз и ныне там», – заключает Тамара Николаевна.

Тема «ненасытной» коммуналки, похоже, никогда не уйдет из повестки. Так думают многие читатели. Например, Любовь Николаевну из Первоуральска возмутил комиссионный сбор при оплате счета за электроэнергию АО «ЭнергосбыТ Плюс»:

«Из-за этого теперь доплачиваем от 35 до 60 рублей. Взимают комиссию и при оплате квитанции в почтовых отделениях, и через платежную систему «Фрисби». Со следующего месяца, сказали, будут взимать мзду за проведение платежа и через Сбербанк», – волнуется женщина.

В контакт-центре АО «ЭнергосбыТ Плюс», куда обратилась наша редакция, факт комиссионного сбора подтвердили. «С 2020 года компания не оплачивает перевод через почту, систему «Фрисби». Комиссионного процента не будет, если потребитель оплатит услуги с помощью наших сервисов на портале», – пояснила оператор Эльвира Иванникова.

Статистика

50 человек позвонили дежурному.
Поступили звонки из Богдановичского, Байкаловского, Нижнесергинского, Белоярского, Шалинского, Серовского районов, города Екатеринбурга, Нижнего Тагила.

Вопросы, которые более всего волнуют наших читателей: сомнительный и не подкрепленный финансово статус «дети войны», низкая доступность медицинских услуг, непрозрачность тарифов ЖКХ.

Наталья Горбачева, по материалам газеты "Пенсионер"

14:55
323
Загрузка...