"Пожары 2010 года ничему нас не научили". Рассказ выжившего горняка

"Пожары 2010 года ничему нас не научили". Рассказ выжившего горняка

Нынешний год по стихийным бедствиям бьёт все рекорды: наводнения на юге страны и на Дальнем Востоке, многочисленные лесные пожары в Якутии. Страдают люди, у них обостряются хронические заболевания. В нашей Свердловской области тоже произошли многочисленные лесные пожары. Иногда люди, обеспокоенные задымленностью населенных пунктов, не хотят понять, что не все зависит от людей, которые борются в тайге с огнем.

Коварство ветра

Почему так долго не могут потушить пожары? Жара, отсутствие дождей, сухие грозы, от которых загорается лес, сильный ветер и верховые пожары зачастую сводят все усилия людей на нет. Приходится отступать и все начинать сначала. В выступлении 14 августа 2021 года Президент В.В. Путин назвал нынешний год беспрецедентным по уровню стихийных бедствий.

Когда я узнаю очередную информацию о лесных пожарах, то вспоминаю 2010 год. В то жаркое лето на Северном Урале полыхала тайга, сплошным туманом стояла дымка в низинных местах. Мне несколько раз приходилось участвовать в тушении пожаров в Ивдельском районе Свердловской области. Там были расположены бокситовые карьеры, горняков привлекали к борьбе с этой стихией. Мы тушили так называемые низовые пожары.

Но случаются и более опасные – верховые. При сильных порывах ветра обстановка на пожаре может в минуту измениться: пламя снизу поднимается к верхушкам деревьев, набирает температуру и проносится огненной полосой по тайге. Огонь по кронам хвойных деревьев идет с такой силой и скоростью, что валит с корнями высокие деревья. После этого остаются большие завалы из горящего и дымящегося леса.

Это стихийное бедствие может произойти в тайге в любое время и в любом месте. Огненный шквал перескакивает через защитные полосы, уже пройденные бульдозером для ограждения от низового пожара, пламя снова выходит из-под контроля. Нужно опять его локализовывать противопожарными полосами в другом месте. Поэтому ветер – самое опасное природное явление для людей, ведущих борьбу с пожаром.

Отважные бульдозеристы

В августе упомянутого 2010 года двое бульдозеристов Североуральского бокситового рудника и мастер леса Ивдельского лесхоза оказались рядом с зоной верхового огня и просто чудом остались живы.

Машинисты бульдозеров Л. Желнин и Е.Пестерев были привлечены для борьбы с пожаром в Ивдельском районе у подножия горы Пеша, которая расположена в 20 километрах северо-западнее поселка Полуночное. Здесь уже несколько дней люди на тяжелой технике пробивали в тайге противопожарную полосу, чтобы локализовать большой пожар у горы Пеша и не пропустить его к поселку Первому Северному. Работали они под руководством мастера леса Сергея Шаврикова.

В тот день они сделали в тайге несколько километров противопожарной полосы и к вечеру стали возвращаться этой же дорогой назад. Неожиданно поднялся сильный ветер, который раздул пламя на границе полосы. Задымленность возникла такая, что видимость упала до нуля, нужно было быстрее выбираться из зоны пожара. Впереди шел бульдозер Л. Желнина, который он вел фактически вслепую. На подножке кабины стоял С. Шавриков, по его команде бульдозерист поворачивал вправо или влево. Бульдозер перегрелся, потерял управление и встал. Шедший сзади в дыму другой бульдозер врезался в него. Удар оказался такой силы, что на втором бульдозере была пробита дыра в ноже.

Бульдозерист Е. Пестерев ударился головой о приборную панель и рассек лоб. Но не бросил бульдозер, а по-прежнему старался вывести его из зоны огня. Дым немного растянуло, видимость стала лучше, но тут дорогу преградила стена огня от верхового пожара. Е. Пестерев свернул с противопожарной трассы в лес, продолжая уводить технику от стихии. Впереди бежали Желнин и Шавриков, они показывали наиболее проходимый для бульдозера путь.

Но тут на бульдозер Пестерева упала лесина, дальше он двигаться не мог. Пришлось Евгению оставить машину в горящем лесу, и уже всем троим убегать от пожара. Они вышли на старый выруб, потом – на Тошемский бокситовый карьер.

Главное – живы!

Я в то время работал горным мастером в Тошемском бокситовом карьере. Обстановка была тревожная. С той стороны, куда ушли бульдозеры, валил дым от пожара. Я поднялся на высокий породный отвал, чтобы осмотреть окрестности, и увидел, что после сильного порыва ветра у горы Пеша стал валить черный дым. Было видно, как огонь с большой скоростью несется по верхушкам в деревьев. Слышался сильный треск пламени, переходящий в гул. Верховой пожар – жуткая картина! Так продолжалось минут пять, потом порыв ветра прекратился. Верховой пожар перешёл в низовой.

Беспокойство за бульдозеристов усилилось, они должны были быть где-то в том районе. Сажусь в вахтовую машину «Урал», даю указание водителю ехать ближе к месту верхового пожара. Там встретил вышедших из огненной стихии двух бульдозеристов и лесника. Обрадовался: уцелели, живы! Узнал о том, в какую опасную ситуацию они попали. Они еще не отошли от пережитого. Бульдозеристы были расстроены тем, что не смогли из пожара выгнать свои машины и они, вероятнее всего, сгорят.

Я стал их успокаивать: «Да черт с ними, с железяками! Главное, что сами выбрались из этого пекла». Осмотрел рану на лбу Е. Пестерева. В медпункт в поселок Полуночное он ехать отказался. Я помазал ему ссадину на лбу йодом: «Ничего, до свадьбы заживет».

– Я женатый, – ответил он.

Посыпались грубоватые шутки. Евгения убеждали, что он мужик перспективный и у него немало еще впереди. Это как-то расслабило нелегкое психологическое состояние людей, переживших смертельную опасность. Давно заметил: горняки, попавшие в сложную ситуацию и умеющие после этого шутить, – надежные мужики.

Техника уцелела

Ближе к полуночи я узнал, что вечером после штормового ветра за 40 минут сгорел поселок Вижай. Люди от огня спаслись в реке.

На следующий день утром мне довелось быть в том районе, где бульдозеристов захватил верховой пожар. Нужно было узнать о судьбе техники – сгорела или нет? Как оказалось, не сгорели бульдозеры каким-то чудом. Кругом были завалы, все еще горело и дымилось. Было видно, что верховой пожар прошел широкими полосами сзади и спереди бульдозеров и, как выражаются лесники, «упал вниз» – перешел в низовой. Видимо, кто-то крепко молился за оказавшихся накануне между двумя огненными шквалами людей. Бульдозеристы попытались выгнать технику, но она оказалась неисправна. Все же удалось завести одну из машин и опахать место для стоянки бульдозеров. И остались они стоять в горящем лесу на опаханном от деревьев и дерна островке земли…

Ветер усиливался. Нужно было уходить из этого места, иначе фортуна может и отвернуться. Не стоит испытывать ее терпение.

Спецмашин не хватает

Лесничий Ивдельского лесхоза Н. Швагирус рассказал мне, что несколько лет назад попадал со своим сотрудником под верховой пожар. Он шел на них с огромной скоростью. Убежать было невозможно. Тогда они легли на лесную дорогу лицом вниз, головы накрыли фуфайками и лежали так, пока стихия с гулом и треском неслась мимо них по верхушкам деревьев. Обошлось в тот раз, уцелели, отделались испугом.

Несколько дней спустя, в том же августе 2010-го, лесной пожар вышел на линию электропередачи. Она была построена на деревянных опорах и могла сгореть. Мы опахивали от пожара трассу ЛЭП бульдозером, к нам подъехали на своей технике военные. Я обрадовался им, как родным: не бросили нас в беде! А техника у них замечательная: инженерно-минный разградитель, что-то среднее между танком и бульдозером. Такой машиной можно быстро опахивать пожары. Командовал экипажем старший лейтенант, на броне сидел все тот же мастер леса Сергей Шавриков и показывал дорогу.

Да, есть в России скоростная эффективная техника для борьбы с пожарами, но она – у военных. Нужно оперативно подключать эти мощные силы к тушению лесных пожаров, пока они не стали такими масштабными. Да и лесников пора обеспечить такой техникой, чтобы они могли оперативно локализовать пожары, а не просить бульдозеры у предприятий.

Колоссальный ущерб

Масштабные лесные пожары переросли в 2021 году в национальное бедствие. Но не надо все сваливать только на стихию. Есть и существенные недочеты в организации работ по тушению лесных пожаров. Почему у лесников нет мобильной техники – такой, как у военных? Где авиация для разведки и тушения пожаров?

Продолжает полыхать тайга на Урале. И не надо уповать только на дождь. Похоже, за прошедшие 11 лет беспрецедентный для Северного Урала 2010 год ничему власти не научил. Ущерб от незнания для страны колоссальный!

Юрий Якимов, г. Североуральск

12:20
102
Загрузка...