Герой России В. Шарпатов: Влюбленный в небо и в жизнь

Герой России В. Шарпатов: Влюбленный в небо и в жизнь

Недавно в Екатеринбурге побывал человек-легенда, Герой России Владимир Шарпатов, реальный прототип героя фильма «Кандагар». Редакции «Пенсионера» представилась редкая возможность пообщаться с отважным летчиком.

Жизнь иногда подкидывает сюжеты покруче самых фантастических боевиков. 3 августа 1995 года самолет Ил-76 ТБ, казанской компании «Аэростан», которым командовал Владимир Шарпатов, доставлял в Афганистан груз – партию патронов, предназначенных для правительственных войск. На подлете к Кандагару наш самолет перехватили боевики движения «Талибан». Семь членов российского экипажа находились в афганском плену один год и 13 дней. 16 августа 1996 года грузовой лайнер с бортовым номером 76842 снова поднялся в воздух. Наши летчики совершили дерзкий побег, угнав свой же самолет с афганскими охранниками на борту.

Наверняка наши читатели помнят эту невероятную историю, которая 26 лет назад облетела весь мир. О ней написаны книги, снят художественный фильм «Кандагар». Жаль, что газетная полоса не может вместить все ее подробности. Сложно представить, чего стоило в условиях жестокого плена не потерять выдержки и ясности ума, не пойти против совести и выжить. Владимиру Шарпатову это удалось: в безвыходной, казалось бы, ситуации он не сломался, не отчаялся, остался верен себе, спас свой экипаж и самолёт.


Только факты

Владимир Шарпатов родился 21 марта 1940 года в посёлке Красногорский Марийской АССР. Закончил Казанский авиационный институт, Краснокутское лётное училище гражданской авиации, Ленинградскую ордена Ленина академию гражданской авиации. На его счету – тысячи часов, проведённых в небе, десятки тысяч тонн перевезённых грузов, рейсы во все уголки мира. Указом Президента России № 1225 от 22 августа 1996 года за героизм, мужество и стойкость, проявленные при освобождении из вынужденного пребывания на территории Афганистана, Владимиру Шарпатову присвоено звание Героя России. Продолжал свою лётную карьеру вплоть до 2002 года. В настоящее время на пенсии, живёт в Тюмени, ведёт активную общественную жизнь.


– Владимир Ильич, как вы считаете, год плена сильно изменил вас? Многое поменялось в вашем восприятии жизни, людей?

– Да. Сейчас я свою жизнь делю до Кандагара и после. Здоровье в плену подорвал серьезно: схватил гепатит, язву желудка, лейшманиоз, невроз. Стал совершенно по-другому относиться к людям, по-особому начал ценить дружбу. После всех этих событий я приобрел очень много друзей. На улице меня узнают, просят сфотографироваться, берут автограф или просто руку жмут. Конечно, это приятные моменты. Я и раньше знал, а сейчас окончательно убедился, что хороших, добрых людей у нас очень много.

С другой стороны, появились и завистники, злопыхатели. Частично этому способствовали не самые добросовестные журналисты, иногда с ними поговоришь, а они такое напишут... Почему-то после нашего возвращения из плена многие СМИ подхватили версию, что этот побег организовали спецслужбы. Но для нас никто ничего не готовил. Мы самостоятельно разработали план и провели всю операцию.

– Что пришлось предусмотреть для успешного побега?

– Когда мы поняли, что дипломатам вызволить нас из афганского плена не удалось и помощи ждать неоткуда, решили спасаться сами. Убедив талибов, что нашему лайнеру нужно регулярное техническое обслуживание, мы сохранили право доступа к самолету, а потом даже получили разрешение на запуск двигателей и рулежку по полосе под предлогом смазки подшипников. Все это – под постоянным прицелом автоматчиков. Продумывали все до мелочей, даже веревки приготовили заранее, чтобы связать наших охранников. Также предусмотрели и получение паролей для пролета самолета через границы Ирана и Объединенных Арабских Эмиратов. Их помог добыть наш флайт-менеджер Мунир Амирович Файзулин, очень смелый, мужественный человек, который постоянно навещал нас в плену. Ну и множество других деталей приходилось учитывать. Обо всем этом уже многое написано.

– Сейчас вы ведете жизнь обычного пенсионера? Как проходит ваш день?

– Не замечаю, как пролетает не только день, но и месяц. Этой весной я лишь 4 раза побывал на даче. В начале мая в Чите участвовал в вахте Героев Отечества. Ее проводил президент Российской ассоциации Героев России, генерал-полковник В.А. Шаманов. Было много встреч со школьниками, студентами, военными. 19 мая в Новом Уренгое отмечала 10-летие единственная на Ямале кадетская школа, которая носит мое имя. Общался с ее воспитанниками. Я их считаю своими внучатами, а они называют себя шарпатовцами. Недавно вернулся из Белокурихи. И на курорте меня нашли местные активисты, снова были встречи со школьниками, пограничниками. Продолжается насыщенная, полноценная жизнь.

– Как вы считаете, современная молодежь может выдержать испытания, которые выпадали на долю прежних поколений?

– Давайте обратимся к примерам из нашей истории. Ведь в любые трудные времена: и в 1812 году, когда в Россию пришла армия Наполеона, и в Первую мировую войну, и Великую Отечественную, и в Афганскую, и Чеченскую компании – всегда выходили обычные парни, которые с честью выполняли свой долг, не просто останавливали врага, а обращали его в бегство.

Не зря же многие афганцы с уважением вспоминали наших воинов – шурави. Нам в плену разливал чай старый сгорбленный афганец. Он постоянно шептал мне на ухо, чтобы никто не слышал: «Талиб – басмач, шурави – хорошо». Причем ведь две последние компании оболгали всевозможные новодворские, немцовы. Но солдат разве виноват? Он же не сам туда в турпоездку поехал с автоматом в руках! Теперь и на Украине наши бойцы проявляют себя достойно. Считаю, что эта спецоперация нужна, я ее поддерживаю и очень жду, когда наши победят. Жаль только, что начали ее с опозданием. Не всегда нужно быть хорошими и добрыми.

– В 2010 году на экраны страны вышел художественный фильм «Кандагар», в основу которого легли произошедшие с вами события. Как вы к нему относитесь?

– В целом фильм я оцениваю положительно, хотя 90 процентов событий там изображены по-другому. Конечно, сложно уместить все, что происходило за год и 13 дней в двухчасовую ленту. Когда прочитал сценарий, просмотрел рабочие съемки, которые проходили в Марокко, у меня появилось очень много замечаний. Например, там показывают, что я учил афганских летчиков летать, а на самом деле я отказался от этого. Позже режиссер Андрей Кавун даже сказал, что столько замечаний ему никто и никогда не делал. Это художественный фильм – сами понимаете, это всего лишь копия того, что пришлось пережить. Но все равно я благодарен режиссеру за этот фильм.

– Сегодня вы поддерживаете отношения с тем «афганским» экипажем?

– Нет. К сожалению, в плену мы не были единой командой. Я сразу предлагал сбежать, но не все члены экипажа меня поддержали, более того, стали ссориться. Хотя от этого рейса никто не отказывался, все хотели заработать, а как попали в плен, началось: «зачем мы сюда полетели, ты командир, должен был предвидеть…»

Да, мы находились в очень непростых условиях, нервы у каждого были на пределе. Потом все же объединились: стали учить английский, готовиться к побегу. Но каких усилий это всё стоило! Вот только теперь с этим экипажем не встречаемся.

– Владимир Ильич, что помогает вам сохранять бодрость духа, энергию, активность?

– Я думаю, моя жизненная позиция – «Быть, а не казаться». Я никогда ни под кого не подстраивался, не делал подлости, но если мне что-то делали гадкое, отвечал достойно. Наверное, заслуга моих родителей и в том, что это передалось мне через их гены, их воспитание. Я родился в 1940 году. Война, голод. Ни одеть, ни поесть нечего, часто простывал и болел. В пятом классе, когда твердо решил стать летчиком, начал заниматься спортом – легкой атлетикой, лыжами, баскетболом, участвовал во всех соревнованиях, обливался холодной водой, обтирался снегом, утром делал зарядку. С тех пор я на больничном ни разу не был. Важно, какую задачу человек перед собой поставит. И есть три книги, которые помогли сформировать характер. Читал их еще при керосиновой лампе – «Служу Родине. Рассказы летчика» Ивана Кожедуба, «Два капитана» Вениамина Каверина и «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого.

– Понятно, что для вас «первым делом – самолеты». А чем еще вы увлекаетесь?

– Я фанат авиации. У меня богатая авиационная библиотека, в которой несколько тысяч томов – мемуары, художественная и техническая литература, вырезки из журналов. Коллекционирую различные модели и макеты самолетов. Теперь часть коллекции планирую передать в музей.

В школе случайно попал в литературный кружок, где начал писать стихи. Это, кстати, помогало мне и в плену. Сейчас уже собрал небольшой сборник своих стихов, но известности на литературном поприще не ищу. С друзьями общаюсь, дачу свою люблю – строю, ремонтирую. А в основном занимаюсь общественной работой.

– Дети, внуки радуют вас?

– Оба моих сына летчики, имеют высшее авиационное образование. Старший освоил больше типов самолетов, чем я, но в 37 лет ушел на пенсию, сейчас занимается бизнесом. Младший летает в Москве, возит известных персон. Мой брат тоже был летчиком, племянник – командир Як-40, муж сестры – авиационный инженер. Внучка закончила Тюменскую государственную академию мировой экономики, управления и права, внук – Финансовый университет при правительстве РФ, там же закончил военную кафедру, лейтенант. Младшая внучка перешла в пятый класс, правнучке 5 лет. Думаю, основные качества они у меня переняли – они честные, неподкупные.

– Что вы можете пожелать нашим читателям – пенсионерам?

– Конечно, очень большая доля среди наших пенсионеров – это «дети войны», я сам из их числа. Нам досталось тяжелое детство, трудные испытания. Но до сих пор мы верны своему Отечеству, болеем и переживаем за все происходящие события. Кстати, пенсионеры – самые активные участники всех выборов, т.к. голосуют уже осознанно. Всем им хочется пожелать, конечно, отменного здоровья. А еще – побольше общаться с молодым поколением, передавать им свой бесценный опыт.

Елена Зинковская

10:45
112
Загрузка...