Главный портал пенсионеров

​Рефтинскому, возможно, повезет. А остальным? По следам "Прямой линии" с Путиным

​Рефтинскому, возможно, повезет. А остальным? По следам "Прямой линии" с Путиным

Жалобы на нехватку врачей, среднего медперсонала в самых разных уголках Свердловской области – едва ли не самые частые в общении с читателями хоть по телефонам газеты, хоть в редакционной почте. Люди буквально молятся на медиков-пенсионеров, которые остаются патриотами малой родины и не бросают земляков в глубинке без помощи, хотя сами давно уже мечтают о заслуженном отдыхе. Уйдут врачи и фельдшеры – ветераны, молодых специалистов в отдаленные территории никакими «земскими» программами не заманишь. Останется уповать на приезжих докторов и медсестер из ближнего зарубежья…

Блеск и нищета

Удручает уральцев и плачевное состояние многих лечебных учреждений. В частных клиниках – роскошь меблировки, современное оборудование и дорогостоящие услуги профильных врачей. В «государственных» больницах – разруха, холод в палатах и поголовная нехватка то медтехники, то специалистов, которые на ней могут работать.

Впрочем, кое-где наблюдается ситуация, которую можно назвать «блеск и нищета муниципальной медицины». В качестве примера можно провести горбольницу Североуральска. Здание стационара возвышалось там недостроем не один десяток лет. Начинали с размахом: планировали в одном огромном корпусе разместить и стационар, и поликлинику. Не случилось: за неимением средств коробку недостроя «обрезали» – просто снесли одно крыло, и теперь здание выглядит довольно оригинально, к примеру, в холле, где предполагался главный вход, располагается кабинет МРТ. Но спасибо, что хоть в таком виде стационар заработал. Чисто, тепло, новая мебель. Специалистов, конечно, не хватает, как и повсюду.

А вот североуральской поликлинике не повезло, ее оставили в здании постройки не то конца 1940-х, не то начала 1950-х. Поколения пациентов стерли ступени лестничных пролетов едва ли не до состояния детской горки: подняться по ним и здоровому человеку – та еще эквилибристика. Что уж говорить о больных, пожилых людях? При этом кабинет флюорографии, куда настойчиво отправляют практически всех пациентов, – на втором этаже, лифта, разумеется, нет. На вопрос «Почему бы не оборудовать подъемник, чтобы удобно было старикам, инвалидам? Подобные установлены во многих больницах области» сотрудники поликлиники резонно отвечают, что вибрацию от работы такого устройства старое здание может просто не пережить…

Ремонта не было со времен СССР

Егор Перминов из поселка Рефтинский стал единственным жителем Свердловской области, который смог задать вопрос Владимиру Путину на недавней «Прямой линии» Президента. Это обращение тоже оказалось связано с состоянием местной больницы. «Власти активно занимаются благоустройством территорий, но не больницами. Зарплаты оставляют желать лучшего», – сказал свердловчанин и показал снимки бедлама, который царит в медицинских кабинетах.

Владимир Путин так ответил на вопрос о рефтинской больнице:

– Мы обязательно продлим программу первичного звена здравоохранения. Немало сделано, но, судя по тому, что сейчас мы видим, явно недостаточно. Мы проблему эту понимаем и программу создали специальную, будем ее продолжать, здесь очень важно уделить особое внимание сельской местности, населенным пунктам на селе. Туда уходит больше половины средств, которые выделяют первичному звену.

Еще до завершения диалога главы государства со страной в Рефтинский по требованию нашего губернатора помчался областной министр здравоохранения Андрей Карлов.

Но журналисты разных СМИ, как и полагается, добрались до виновника свердовского чиновничьего переполоха первыми. Егор Перминов более подробно рассказал им о проблеме больницы в Рефтинском. Вот как цитирует его портал e1.ru:

– Со времен Советского Союза в ней ремонт фактически не делался. В этом году мало-мальски обновили регистратуру. Но если покинуть ее пределы, то увидим кошмар. Оборудования и персонала не хватает катастрофически, самое обидное, что местная власть не пытается решить этот вопрос. Вместо этого строим фонтаны, ДК, очистные за 800 миллионов рублей. А на больницу почему-то и миллиона не можем найти. Это очень обидно, потому что в Рефтинском наблюдается убыль населения, в том числе – из-за сердечно-сосудистых заболеваний.

По словам активиста, людям за медицинской помощью приходится ездить в Асбест:

– У нас есть пенсионеры. Им даже до больницы не так легко дойти, не то что до Асбеста доехать. Никуда не достучаться. Для меня эта тема очень близка. У меня фактически на руках умер близкий человек. Погубила его наша медицина разваленная. Очень поздно диагностировали онкологию. В лицо сказали: «Извините, вы не выживете». А почему раньше не диагностировали, сначала начали лечить от коронавируса, стали отправлять в разные места…

Не стали молчать в общении со СМИ и сотрудники прогремевшей на всю страну больницы. Медсестра Оксана Белькова, к примеру, рассказала представителям СМИ до прихода чиновников о тотальной нехватке лекарств и закрытии отделений:

– Раньше у нас было два отделения хирургических, терапевтическое, детское. Была построена гинекология. Мечта женщин. Инфекционное отделение было. Но со временем всё ушло. И хирургию закрыли, в которой нуждаются наши жители. Лекарств нет. Я давно работаю и люблю нашу профессию. Мне жалко людей, которые не получают помощь, которую должны получить. Мы, конечно, стараемся, делаем всё, что можем. Но после Нового года выйдем, и нам нечем людей капать, хотя люди записываются в очередь на дневной стационар.

На первом этаже больницы недавно был ремонт – фото чистеньких коридоров и холла обошли многие СМИ, задача которых – показать героические усилия власти по оздоровлению уральской медицины. Только в коридорах, как правило, пациентов не принимают, а что творится на других этажах, во время диалога с Президентом увидели многие.

Глава свердловского минздрава Андрей Карлов после посещения больницы объяснил, что медучреждение присоединили к асбестовской больнице, чтобы решить проблему нехватки врачей. Реорганизация произошла всего две недели назад, главврач только начал вникать в проблемы новых отделений:

– Идет модернизация первичного звена. Сюда вложили 5,8 млн рублей на ремонт первого этажа... Мы на этом не останавливаемся. Поэтому и объединили две больницы, чтобы опытный главный врач мог быстро произвести капитальный ремонт. На будущий год готовим проектно-сметную документацию и во второй половине 2024-го приступим к капремонту оставшихся помещений.

Губернатор Куйвашев потребовал часть проблем решить не позднее 20 декабря! Так что у местных жителей уже есть шанс узнать цену губернаторских обещаний. Вот что вошло в перечень неотложных мер:

• определить объем завершающих ремонтных работ в поликлинике (1-й этаж), также проработать механизмы скорейшего перехода к капитальному ремонту больницы (2-4-й этаж);

• обеспечить проведение диспансеризации и последующего диспансерного сопровождения жителей поселка;

• выстроить скользящий график ведения приемов узких специалистов в рамках межмуниципального центра;

• совместно с волонтерами медколледжа обеспечить временную работу передвижных пунктов медицинского обслуживания;

• поддержать организацию производственной практики ординаторов Уральского медуниверситета и студентов медколледжа.

То есть вся надежда – на недоучившихся врачей и фельдшеров. А, и на скользящий график! Ну, будем вместе с жителями Рефтинского надеяться на то, что все обещания сбудутся – и неотложные, и перспективные, что в поселке энергетиков и птицеводов появится наконец-то нормальная лечебница. Только почему для этого нужно Президента на помощь звать? И что делать тем территориям, кому не повезло дозвониться до Путина?

О них Президент не узнал

После жалобы Владимиру Путину на рефтинскую больницу жители Свердловской области в разных соцсетях показали медучреждения, которым тоже требуется ремонт, и рассказали на портале e1.ru о проблемах здравоохранения в городах и поселках. Судя по жалобам уральцев, беда не обошла стороной даже крупные госклиники региона. К примеру, горбольницу №40 Екатеринбурга, в профильных отделениях которой лечатся и жители области.

– В Шалинском районе развалили всю ЦГБ! При сложнейшем переломе отправили на операцию в Первоуральск своим ходом. Роддом на такой большой район – только в Первоуральске и Ревде! – написала Катерина Неуймина.

– Посмотрите на детскую инфекционную больницу в Асбесте. Как в таких условиях можно находиться с ребенком? – спрашивает Екатерина Ваганова.

– 23-я больница на Эльмаше в ужасном состоянии, сотрудники там – на вес золота, специалисты есть – суперпрофи, но условия ужасающие, – заявила Анна.

– 40-я больница, нейрохирургия. Врачи и персонал – отличные, обстановка в некоторых палатах – ужас. Соседка закладывала окно теплыми штанами, чтобы не дуло. Спасались двумя обогревателями, – поделилась Анастасия.

– В поселке Староуткинск нет больницы. «Скорая» едет за 60 километров. Пока ехала, мамы не стало. Печально очень, – поделилась Ольга.

– В Верхней Салде с медициной полный абзац творится! Куда только уже не обращались! Инфекционное отделение детское распустили, взрослой хирургии нет, для оказания первой помощи ничего нет, про специалистов вообще молчу, их тоже нет! Наша больница просто умирает! – пожаловалась Анна Казанцева.

– Ревдинская больница в плачевном состоянии. Узкие специалисты отсутствуют. Медицинский персонал – приходящий на некоторое время из других медучреждений, – отметил Владимир.

Жаль, что дозвонился до Президента лишь житель Рефтинского. Был бы вал обращений из одного региона – глядишь, и всем стало бы лучше. Только в это слабо верится. По сообщениям некоторых информагентств, пока министра Карлов лишь потребовал от главврачей местных больниц прислать фото внутреннего «убранства» вверенных им ЛПУ. В Фотошопе, что ли, «отремонтировать» хотят?

Между тем

Телеграм-канал Россельбан, который связывают с губернатором, после рефтинского инцидента решил разоблачить Егора Перминова, мол, пожаловавшийся Владимиру Путину на качество медицины в Свердловской области был судим за пьяную езду. И на тот момент являлся муниципальным депутатом. «Можно ли верить таким жалобщикам? Есть мнение, что нет», – утверждают авторы канала.

Конечно, пьяный за рулем – это очень плохо. Но сводить таким образом счеты с человеком, который ратует за состояние здравоохранения в родном поселке, не достойно региональных чиновников. Мелочно как-то, на уровне «сам дурак». Так можно любого «разоблачить», кто решит правду высказать. Но станет ли от этого медицина добротнее или авторитет власти прочнее? Как выдумаете, друзья?

Наталья Березнякова

14:10
473
Загрузка...