Из новой книги

Не случайные обстоятельства.

Она с самого начала рассчитывала именно на это. Ещё когда они только познакомились с одним из братьев, которого условно, родились они с интервалом в пять минут, можно было назвать старшим. Уже тогда она, присматриваясь, оценила взаимоотношения в их семье. Она быстро смекнула, что оба брата — хронические подкаблучники, только со старшим (её будущим мужем) нужно быть поосторожнее, на него не так сильно повлияло материнское воспитание. Имея немалый опыт, она быстро сумела понять и то, что мать тоже весьма подвержена внешним влияниям и потому, узнав о тяжёлой и неизлечимой болезни свекрови, уговорила своего мужа начать правильную её осаду. Для этого старшенький как будто бы временно и лишь для ухода за больной подселился в квартиру к матери и каждый вечер устраивал целый спектакли, уговаривая её переписать завещание на него. Он не просто уговаривал, он буквально давил на мать, он умолял, упрашивал, заклинал, он даже угрожал. Дескать, загнавшая младшего брата под каблук деревенская лохудра заставит, получившего наследство младшенького переписать всё на неё. При этом глядя «честными» глазами в измученные болезнью глаза матери старшенький уверял, что: — всё будет по чесноку, я чо брата кину?! Сноху всё это весьма радовало, хотя она эти свои эмоции тщательно скрывала от всех, всё шло как ей было надо, а беспокоило её только странное нежелание любившего учиться сына ходить в школу.

Она с самого начала рассчитывала именно на это. Ведь после смерти матери старшенький действительно кинул младшего, забрав себе всё, даже гаражи. И далее всё шло по ею тщательно продуманному плану. На фоне таких успехов жизнь ей омрачала только одно – её сына, послушного, скромного и пишущего стихи мальчика, его одноклассник, занимавшийся каким то там видом каратэ, стал рассматривать исключительно как боксёрскую грушу и нещадно избивал по поводу и без. Её попытки вмешаться окончились огромным кулаком папаши школьного террориста под её носом. Ни школа, ни полиция вмешиваться не стали, наверное, потому что отец школьного террориста ранее работал участковым. Не находя выхода она пожаловалась мужу, и тот быстро решил вопрос так, что оба «героя» были быстро и жёстко избиты и даже пришли к ней извиняться. Глядя на не поднимающих глаза просителей, она про себя порадовалась найденному «решению» вопроса, но ничего в своих планах не поменяла.

Она с самого начала рассчитывала именно на это. Муженёк, наконец, заболел — его почки оказались ему служить, то есть отвары из корешков, которые она по капле вливала ему в пищу и питьё всё-таки сработали. Она всячески отговаривала мужа от обращения в больницу, находя для этого массу доводов, а когда его всё-таки увезли на скорой в больницу, было уже поздно. Нет, он не умер сразу. Он прожил в мучениях ещё почти полгода. Врачи так и не смогли поставить верный диагноз, да и, если честно, не очень и старались. Более того, они с самого начала пролили ей бальзам на душу, объявив в обычной своей циничной манере, что её муж не проживёт и полгода. Портило ей, уже начавшийся было праздник только то обстоятельство, что школьные террористы, узнав о болезни её мужа, совсем распоясались, и сыну в школе приходилось очень туго, он почти каждый день приходил с синяками и ночами ревел навзрыд. Она перевела сына в другую школу, но через две недели негодяи нашли его и там. Что делать она не знала, милиция разводила руками и ничего не предпринимала. Новое школьное начальство, узнав о проблеме, предложило ей перевести своего ребёнка ещё куда-нибудь. Муж неделями не приходил в сознание и потому помочь уже ничем не мог. Но у неё были дела поважнее.

Она с самого начала рассчитывала именно на это. Наконец-то она стала единовластной хозяйкой недвижимого и движимого имущества, стоимостью примерно в пятнадцать миллионов: двух квартир (помимо её собственной), двух гаражей (один капитальный), сада (в городской черте, который можно было весьма выгодно продать) и двухлетней иномарки. После похорон она, посмеиваясь, забрала у младшенького ключи от квартиры матери братьев и решила устроить себе праздник сразу же после сороковин. Она вообще перестала уже скрывать от окружающих свою радость, просто не считала это нужным. Наконец все эти никому не нужные (по её мнению) формальности были улажены, и она пошла с подругами отметить свои достижения и успехи в ресторан. Отмечать было что, она вдруг стала богаче некоторых своих, как ей ещё недавно казалось, весьма обеспеченных подруг. Забрать ребёнка после школы и кружков, было поручено домработнице – теперь она могла себе это позволить…

Она с самого начала рассчитывала именно на это. Но в самый разгар веселья ей позвонили из полиции и сообщили, что какие-то подростки жестоко избили и изнасиловали еёсына….

11:54
557
Загрузка...