​Детство, опаленное войной

​Детство, опаленное войной

Как мы и ожидали, вал звонков вызвала и публикация «Детям войны ничего не светит?». Кратко напомним суть: на пресс-конференции губернатора Свердловской области мы спросили Евгения Куйвашева, планируется ли принять региональный закон о льготах «детям войны», как это сделано во многих субъектах РФ? Ответ не порадовал: выделять их в отдельную категорию льготников в нашей области не намерены. Вот как восприняли это читатели.

- Я - то самое «дитя войны», которому ничего не светит, - представилась екатеринбурженка Надежда Иосифовна Хаминова. – Родилась в деревне в Ирбитском районе, работать начала с 1943 года, было мне тогда пять лет. Зимой перебирали картошку в хранилище, весной, как лес листвой покроется, веники вязали, летом-осенью на покосе взрослым помогали, сорняки пололи, копны возили на лошадях и траву к силосным ямам… Но мне труд в годы войны не засчитывают, так как деревни нашей уже нет, архивы не сохранились, а чтобы свидетели показания дали, их надо в Ирбит везти, значит, потратить большие деньги. Попросила в сельсовете заверить свидетельские показания печатью, но мне в этом отказали. Так что советы губернатора восстанавливать трудовой стаж детям в войну – пустое сотрясание воздуха, извините за прямоту.

Как ни обидно сознавать, но многие уральцы жалуются на то, что, имея за плечами по 40, 50 лет стажа, они не получают должного пенсионного обеспечения в старости, не имеют права претендовать на статус ветерана труда.

- У меня в трудовой книжке одни благодарности и записи о премировании, - говорит Евгений Дмитриевич из Нижнего Тагила, - но я не ветеран труда, так как не был удостоен наград того ранга, который требуется для присвоения звания. Может, губернатору Куйвашеву стоит пересмотреть условия, при которых человека признают ветераном?

Фото /900igr.net

Обзор Татьяны Буровой
502
Загрузка...