​Диагноз: «Болен», или Почему страшно болеть на Урале

​Диагноз: «Болен», или Почему страшно болеть на Урале

Пожалуй, со времени, когда медициной Свердловской области руководил Аркадий Белявский, внезапно оказавшийся за пределами Родины, о региональном здравоохранении в негативном ключе говорили мало. Так, поругивали временами, но масштабных обвинений в плохой работе практически не было. Может, потому, что после бегства прежнего министра прекратилась безудержная «оптимизация» местных больниц. Может, потому, что стало проще получить в городской или районной поликлинике направление к «узкому» специалисту в областной профильный медцентр. Не знаю. Но факт оставался фактом: в почте редакции писем с жалобами на свердловскую медицину в последние полтора-два года стало значительно меньше.

И вот – новый всплеск грустных историй о том, как порой тяжко, практически невозможно получить вовремя медицинскую помощь. Особенно в глубинке. Особенно тем, у кого от своевременности этой помощи зависит сама жизнь. Вот одно из таких писем.

«Жить долго – вредно...

Особенно на пенсии - накладно для бюджета. Я поняла это в полной мере, когда услышала страшный диагноз «рак». Подумала тогда: почему? Веду здоровый, активный образ жизни, работала до последнего времени. Никому не завидую, всех давно простила, верую в Бога. И с генетикой вроде бы всё в порядке. Но, видимо, от судьбы не уйдёшь.

В нашей поликлинике в Заречном попасть на консультацию и обследование к профильному специалисту можно, только «простояв» 3-4 недели в очереди, иногда и дольше. Местный онколог, как сообщали в регистратуре, сначала был в отпуске, потом на больничном. Поэтому я обратилась в платную клинику, где всё сделали быстро. Врач сказал мне: «Только не затягивайте и не накручивайте себя, сейчас это лечится». Это были последние ободряющие слов, которые я услышала. Думала: вот возьмут меня «под белы рученьки» и поведут быстро на операцию.
С готовыми анализами и уточненным диагнозом пришла к онкологу, чтобы записали меня на консультацию в областной онкоцентр. Набралась смелости и зашла в кабинет без записи, поскольку у дверей врача никого не было. Меня отчитали за это, но пообещали записать. По записи в областной онкоцентр я попала только через три недели. Врач сказал: «Вас таких много, а врачей мало».

На консультации в онкоцентре поинтересовались: «А где свежие анализы?» и отправили обратно.

В Заречном на мой вопрос о том, почему мне не дали направление на анализы тогда, три недели назад, чтобы я перед поездкой успела все сдать, в кабинете нашего онколога меня вновь отчитали за то, что явилась без записи. Врач молодой, сидит, уткнувшись в ноутбук, не смотрит на пациента, обрывает на полуслове: «Женщина, вы слишком много говорите». Пришлось вновь делать всё платно, иначе потеряла бы ещё один месяц. Но всё равно опоздала, кто-то из специалистов в онкоцентре ушёл в отпуск, и на биопсию я попала только через 10 дней. Ещё неделю ждёшь результатов, ещё две недели - очередь на операцию. В результате от первично поставленного диагноза и до операции прошло два с половиной месяца. А если бы я делала все бесплатно, в порядке очереди, то дело затянулось бы до 4-5 месяцев.

Атмосфера в диагностическом отделении Свердловского областного онкоцентра на выздоровление тоже не настраивает. Мне пришлось съездить туда 5 раз - 3 часа туда и столько же обратно. В душном коридоре много людей, почти все преклонного возраста. Выражение лиц напряжённо-обречённое, почти никто не разговаривает. У дверей нужного кабинета висит список очереди, в котором - более 40 человек, на каждого только 10 минут. Врач успевает только «распихать» пациентов кого на операцию, кого на химиотерапию. Не допускает никаких эмоций и разговоров. По-другому не успеть. Ни разу не видела, чтобы доктор выходила из кабинета, даже на обед. Работает, как робот. На мой вопрос о том, почему мне пришлось ждать два месяца, хотя диагноз в платной клинике был установлен давно, ответила: «Таковы стандарты, без биопсии операцию не делают». Но почему из-за этого люди должны терять жизнь? Я работала более 50 лет, платила налоги, неужели я не заслужила нормального лечения и человеческого отношения?

По телевизору слышала, как Президент сказал, что от первичного приёма онкобольного до начала лечения должно пройти не больше 14 дней. Почему же у нас этого нет? Создаётся впечатление, что мы государству не нужны. Как будто есть какой-то тайный приказ - затягивать лечение людей пенсионного возраста, чтобы скорее избавиться от них. Очень хочется надеяться, что это не так…»

Ольга Лежнина (фамилия по просьбе автора изменена)

Нарушений - масса

Но не только пациенты жалуются на отсутствие грамотно организованного процесса оказания медпомощи, особенно в первичном звене. Неоднократно вопросы в региональный минздрав направлял депутат Государственной Думы Андрей Альшевских. По его мнению, нынешний министр Андрей Цветков недостаточно внимания уделяет обеспечению сельских территорий качественной медициной: официальные сроки открытия фельдшерско-акушерских пунктов постоянно срываются.

А недавно печальный диагноз состоянию дел в свердловском здравоохранении дал «Росздравнадзор», который провел внеплановые контрольные мероприятия в Свердловской области и в Екатеринбурге по организации оказания медицинской помощи и лекарственного обеспечения населения. Причиной проверки стал высокий уровень показателей смертности населения в регионе. Результаты были размещены на сайте надзорного органа 8 апреля. Приводим текст с небольшими сокращениями.

«По итогам 2018 года (в сравнении с 2017 годом) в Свердловской области сохранилась тенденция к росту общей смертности (на 0,7%), который обусловлен, в том числе, ростом смертности от некоторых инфекционных и паразитарных болезней (на 7,4%) и от дорожно-транспортных происшествий (на 6%).

Несмотря на то, что в 2018 году основные показатели смертности стали снижаться, они остались выше, чем показатели в Российской Федерации (на 8,4%) и выше, чем в Уральском федеральном округе (на 13,7%).

В 2019 году продолжается рост показателя общей смертности по сравнению с аналогичным периодом 2018 г. (+387 чел.), в том числе за счет роста смертности от новообразований (на 132 случая), болезней системы кровообращения (на 131 случай), болезней органов дыхания (на 23 случая).

Подобная статистика свидетельствует о недостаточных мерах, принимаемых в регионе по снижению смертности и увеличению продолжительности жизни населения.

В ходе контрольно-надзорных мероприятий «Росздравнадзором» выявлено, что в регионе отсутствует структурное взаимодействие между органами управления здравоохранением Свердловской области и г. Екатеринбурга…, медицинскими организациями и главными внештатными специалистами. вследствие чего не проводится анализ причин увеличения смертности и не принимается в полном объеме конкретных мер по их устранению.

В системе оказания медицинской помощи на территории Свердловской области неэффективно задействованы медицинские организации, включенные в программу государственных гарантий системы ОМС.

Отсутствует выстроенная единая система маршрутизации пациентов: выявлены факты непрофильной госпитализации пациентов по профилям «острое нарушение мозгового кровообращения» и «острый коронарный синдром». Не решен вопрос рационального размещения профильных отделений для лечения сосудистых катастроф, в ряде муниципальных образований имеется большое плечо доставки (более 100 километров) и длительное время доставки (более 2 часов), что приводит к рискам гибели пациентов … во время медицинской транспортировки.

В целом, существующая структура организации скорой медицинской помощи децентрализована, учитывая разную подчиненность медицинских организаций Екатеринбурга и Свердловской области, что негативно влияет как на время доезда до места вызова, так и на качество оказания скорой медицинской помощи.

В регионе не выстроена структура организации оказания экстренной и неотложной медицинской помощи в амбулаторной сети. Отсутствуют отделения (кабинеты) «неотложной» помощи, оснащенные необходимыми медицинскими изделиями для оказания экстренной медицинской помощи, персонал … не имеет должной подготовки.

Не сформирована система диспансерного наблюдения пациентов на уровне первичного звена: пациенты не берутся на диспансерный учет по итогам диспансеризации, информация о пациентах, прошедших стационарный этап лечения, не передается в поликлиники по месту жительства…

Наблюдается выраженный кадровый дефицит, не принимаются достаточные меры для сохранения и привлечения медицинских кадров в медучреждениях.

В медицинских организациях выявлены нарушения стандарта оснащения. Отмечается простой и снижение нагрузки на медицинское оборудование, в том числе «тяжелое», что негативно влияет как на доступность оказания медицинской помощи, так и на показатели смертности, в том числе - от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний ввиду несвоевременной диагностики патологических процессов и позднему началу лечения.

Не во всех патологоанатомических отделениях проводятся исследования биопсийного материала, не соблюдаются сроки проведения прижизненных патолого-анатомических исследований…

По результатам целевой экспертизы качества летальных случаев, проводимой страховыми медицинскими организациями, выявлены факты невыполнения стандартов лечения и клинических протоколов, практически, в каждой четвертой проэкспертированной в 2018 году истории болезни.

Регламент взаимодействия участников реализации программ льготного лекарственного обеспечения, утвержденный приказом министерства, не исполняется. Министерством не в полной мере и своевременно обеспечиваются права отдельных категорий граждан, проживающих в Свердловской области, по обеспечению лекарственными препаратами и медицинскими изделиями бесплатно и на льготных условиях за счет средств областного бюджета. Министерством еженедельно существенно занижаются данные о количестве необеспеченных рецептов.

Таким образом, ст. 16. «Полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья» Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» министерством здравоохранения Свердловской области не исполняется в полном объеме.

В результате контрольных мероприятий определено, что ранее выданное Росздравнадзором предписание не выполнено, и нарушения не устранены. Составлен протокол об административном правонарушении по ч. 21 ст. 19.5 КоАП РФ, на заместителя министра здравоохранения Свердловской области наложено административное наказание в виде штрафа. В адрес министра здравоохранение вынесено представление о принятие мер по устранению причин административного правонарушения и условий, способствующих его совершению.

Материалы по результатам проверок направлены в Министерство здравоохранения Российской Федерации, Генеральную прокуратуру, губернатору Свердловской области.

Неужели все так плохо?

В тексте приведены обобщенные данные по сбоям в региональной медицине. Конечно, они весьма красноречивы. Но гораздо страшнее – сухая статистика. Ее тоже приводит «Росздравнадзор». После знакомства с цифрами, после сравнения с показателями по Уральскому федеральному округу берет оторопь. Мы читаем информации о том, как успешно внедряется в Свердловской области проект «Бережливая поликлиника» - с удобной маршрутизацией пациентов в отдельных поликлиниках; о том, как радостно приветствуют жители отдаленных территорий акцию «Добро в село», когда в глубинке высаживается десант медработников и волонтеров. О победах высокотехнологичной медицины в крупных профильных центрах снимаются телесюжеты. Но почему же статистика настолько ужасна?

Справка «Росздравнадзора»: в 2018 году в регионе средний показатель смертности был выше на 8,4% по сравнению с показателем смертности в Российской Федерации и на 13,7% выше, чем в Уральском федеральном округе; показатель смертности от некоторых инфекционных и паразитарных болезней выше, чем в РФ на 133,2% и выше, чем в УрФО, на 25,6%; от туберкулеза - выше, чем в РФ, на 74,6% и выше, чем в УрФО, на 17,1%; от злокачественных новообразований - выше, чем в РФ, на 14,4%, и выше, чем в УрФО, на 12,1%; от болезней системы кровообращения - выше, чем в РФ, на 14,1% и выше, чем в УрФО, на 20,8%; от болезней органов дыхания - выше, чем в УрФО, на 10,2%.

Мнение

«Свердловский минздрав погряз в нарушениях, - пишет на своей странице в Фейсбуке депутат Госдумы Андрей Альшевских. - … Бед столько, что клейма ставить негде. Высокая смертность в регионе – прямое следствие, считаю, перечисленных проблем.

Нечего гадать, что предпринимать. Припарки не помогут. Штрафы, предписания на верхушку областного минздрава не действуют… Попрошу Генпрокуратуру и главного федерального медика Веронику Скворцову прокомментировать результаты проверки, устроенной «Росздравнадзором».

От редакции: а мы будем ждать реакции их и губернатора Свердловской области Е. Куйвашева. За родной край и его жителей обидно!

Подготовила Наталья Березнякова

10:25
537
Загрузка...