«А слабо чиновнику взять пса из приюта?»

«А слабо чиновнику взять пса из приюта?»

В почте нашей газеты порой появляются письма, полные горьких слов сожаления о судьбах брошенных животных. Многие пенсионеры держат дома кошку или собачку, найдя в четвероногих друзьях спасение от одиночества. Потому и жаль им до слез бездомных бродяжек. Но не только жалостью должно руководствоваться общество, решая проблему бродячих животных. Однако зоозащитники уверены: в ее решении пока торжествуют коррупция и некомпетентность, а не гуманность и здравый смысл.

Редакция «Пенсионера» благодарит интернет-издание shaytanka.ru за предоставленный материал. Печатается в сокращении.

О таком приюте даже не мечтал

— Помогать животным — мечта у меня с юности, - рассказывает зоозащитник Марк Соколовский. - Приехал в Первоуральское общество защиты животных, посмотрел, как они живут, как обстоят дела. Мне сразу Юлия Воронина, руководитель общества, понравилась - по глубокому видению проблемы и путей ее решению. Мы стали сотрудничать, удалось «выбить» у местной администрации землю. Были закуплены бытовки, материалы для ограждения участка. Такого, что удалось сделать, у меня даже в мечтах не было! Не думал, что все будет выглядеть настолько достойно и основательно. Десятки постоянных волонтеров. В любой день открытых дверей — масса посетителей. В Уральском регионе по пальцам одной руки можно пересчитать подобные приюты. Думаю, этот - лучший!

«Животная» безграмотность

Знакомые к благотворительной деятельности бизнесмена относятся, скорее, с иронией. Марк не навязывает никому свою позицию. А вот ответственность и за животных, и за их безответственных хозяев несет даже себе в ущерб.

— Я живу в частном секторе. Там свободный выгул собак - в порядке вещей. Владельцы не пекутся о том, что будет ненужный приплод. Поэтому я такую собаку отвожу в ветклинику. Стерилизую за свой счет и отпускаю. И слышу от хозяина: «Испортил животное, это вредно!». Просто мракобесие какое-то в XXI веке. Так мы никогда не избавимся от бродячих собак.

Работа с населением — часть зоозащитного плана, который предлагают реализовать защитники животных. Ведь многие люди находятся в плену мифов. Взять, к примеру, мысль о том, что бродячие собаки опасны и агрессивны. Люди шарахаются от них, как от чумы, не понимая, что чаще угроза исходит от домашних питомцев, находящихся на свободном выгуле.

— Бездомные и домашние псы — это абсолютно разные существа. По статистике, 80 процентов нападений на людей совершают домашние животные. Они вскормлены человеком, они его не боятся и могут нападать, требуя еду, — поясняет Марк Соколовский. — Дикая собака, выросшая на улице, побоится подходить к человеку. Она может залаять, но не подойдет. Единственное исключение – это период половой активности. Если же собака стерилизована, то вероятность агрессии таких собак сведена к минимуму.

В городе основной приток псов-беспризорников — это выброшенные нерадивыми хозяевами питомцы и их приплод. А в деревнях просто принято, что собака гуляет сама по себе, сама добывает еду. Марк считает, помочь может только бесплатная стерилизация. Это гораздо более эффективный метод сокращения численности бездомных животных, чем отстрел. Не говоря уже о гуманности.

Биологический мусор без права на жизнь

Существующие методы борьбы с бездомными животными негуманны и неэффективны — таково мнение общественников. Практика отстрелов не решила проблему. Зато безнаказанность живодеров привела к тому, что издевательства над беззащитными животными стали… модными! Случай в Хабаровске, когда девушки выложили в Интернет ролик о том, как они губили беспомощных собак, просто вскрыл застарелый нарыв. Но, благодаря огласке, власти обратили на эту проблему внимание. Все-таки общественный резонанс!

На этой волне зоозащитники по всей стране сейчас отчаянно пытаются отстоять права тех, кому нет определения. Если домашние животные признаются законодательством хотя бы как имущество, то безнадзорные причислены к биологическому мусору. Они вне правового поля, значит, вне права на жизнь. Их «гуманно» убивают за стенами спецприемников.

Взять, к примеру, Екатеринбург. Контракт на регулирование численности бездомных животных в 2016 году исполняло муниципальное предприятие «Спецавтобаза». По техзаданию, подлежали отлову 5870 собак, а умерщвлению – 5376 из них. Условия «Спецавтобазы» позволяют содержать единовременно не больше 150 собак, как сельдей в бочке. Шанс на новую жизнь получают только 30-35 собак в месяц. Это на весь Екатеринбург! (Для сравнения: Первоуральскому обществу защиты животных в минувшем году удалось найти новых хозяев 900 подопечным). За эту работу из бюджета «Спецавтобаза» получает 32 миллиона рублей в год. А псов-беспризорников меньше не становится.

Еще печальнее выглядит картина в муниципалитетах. Многие заключают контракт с сомнительными фирмами. Те просят за «услуги» низкую цену — 1500 рублей за одну особь. На эти деньги нельзя даже стерилизовать собаку, не то, что содержать ее в пунктах временного содержания. Выводы напрашиваются сами.

— В 2015-2016 годах в нашей области большинство муниципалитетов заключили контракты с компаниями из Артемовского, – продолжает разговор М. Соколовский. - Компании гастролируют по городам, отстреливают животных запрещенными препаратами. Умерщвляют без разбора. В их сети попадают и домашние животные, которые находятся на свободном выгуле. Потом просто подписывают акты на количество отловленных собак.

Убивая почти ручных собак, которых можно социализировать, они искусственно формируют дикие стаи, которые в дневное время и близко к человеку не подойдут. Стаи селятся на городских окраинах, заброшенных объектах. Такие собаки могут быть переносчиками заболеваний, опасных для животных и людей, к примеру, бешенства. Поймать таких одичавших собак очень сложно.

«Собачий» бизнес

Дело даже не в живодерах, уверены зоозащитники. Дело - в самом техническом задании. Практически во всех подобных контрактах в муниципалитетах Свердловской области прописано почти поголовное умерщвление животных. То есть за бюджетный счет заключаются контракты на убийство. Контролирующие органы, тот же областной департамент ветеринарии, не желают остановить эту вакханалию. Чтобы содержать собак в пунктах краткосрочного содержания, предусмотренных по закону, нужны условия — территория, вольеры, корма. Но ответ один: денег в бюджете нет. Зачем тогда вообще нанимать посредников, платить им деньги? Проще вернуться к старой системе, когда этой проблемой занимались муниципальные службы по благоустройству. На деле все превратилось в «собачий» бизнес. Фирмы убьют десяток животных, а отчитаются за 100 собак. Муниципалитет-заказчик никогда не поедет проверять. А деньги освоены по полной!

Несовершенство существующей законодательной базы, по мнению зоозащитников, оставляет недобросовестным исполнителям огромные лазейки для наживы. Контракт, как известно, выигрывает тот, кто даст меньшую цену. Для любого чиновника единственный критерий отбора — низкая стоимость работ. Качество никого не интересует. Все чиновники говорят: «Главное, чтобы собак не было, а каким способом — не интересует».

Зато этот вопрос очень интересует зоозащитников. Они готовы предлагать гуманные решения, не требующие огромных затрат. И они выступают против межмуниципальных мегаприютов, о строительстве которых сейчас говорят органы власти.

— Было предложение депутатов из Законодательного собрания Свердловской области: строить большие приюты, свозить туда с окрестных муниципалитетов уличных собак и кошек и дальше решать их судьбу. Во-первых, это требует огромных финансовых затрат, а большая часть средств уйдет в карманы недобросовестных подрядчиков. Во-вторых, такие приюты будут находиться на значительном отдалении. Значит, общественники практически не смогут контролировать их деятельность. В-третьих, передача животных желающим стать для них заботливыми хозяевами окажется минимальной. Сейчас беспородных кошек и собак особо не берут, а в такую даль кто за ними поедет? – замечает Марк.

«Островки счастья»

На фоне общей вакханалии, как называет Марк происходящее, есть в стране «островки счастья». Не только для собак, но и для людей, которых теперь эти собаки не донимают.

Хороших результатов удалось добиться в Санкт-Петербурге. Сейчас встретить там беспризорную собаку — большая редкость. Питерские «первопроходцы» написали готовую программу. Ее просто нужно применять. Это программа ОСВВ: отлов — стерилизация — вакцинация — возврат в прежнюю среду обитания.

— Я знаю несколько мест в Екатеринбурге, где удалось купировать проблему. В этих точках нет миграции пришлых собак. Стаи, которые там живут, никогда не пустят новых. Их кормят, они стерилизованы, привиты. В прогрессивных городах –Тюмени, Нижнем Новгороде и других - в программу ОСВВ вовлечены местные ветеринарные станции. Деньги остаются в системе, а не уходят в карман нечистоплотных фирм. Средства, которые сегодня идут на умерщвление, можно направить на бесплатную стерилизацию животных, на информационную работу с населением, - убежден зоозащитник.

На территории Свердловской области программа ОСВВ пока не внедрена. Но зоозащитники надеются, что в ближайшее время она начнет действовать. Это единственный гуманный и эффективный метод регулирования численности бездомных животных.

Другой способ – из области фантастики: если бы каждый чиновник взял собаку или кошку из приюта, число «беспризорников» уменьшилось бы в разы! А что вы, уважаемые читатели, думаете по этому поводу?

Анастасия Сурикова, г. Первоуральск
Фото Анастасии Нургалиевой

10:40
834
Загрузка...