Житейская история: поплакалась по-бабьи

Житейская история: поплакалась по-бабьи

Одноклассница спросила меня, можем ли мы встретиться? Она будет проездом из Питера в Хабаровск. Хочет в Екатеринбурге побыть полдня, поговорить, потом дальше ехать. Я согласился на встречу.

…Поезд прибыл, вот ее вагон. Вышла ко мне какая-то старушка. Не узнал бы! Когда-то сидели с ней за одной партой. Получается, 50 лет назад. И зачем просила встретиться? Посмотреть, как мы оба состарились? Делать нечего. Не обнялись даже, только друг другу руки пожали. Еще бы, столько лет пролетело! Какие объятия?

Расстояние – великая вещь. Она осталась в Сибири, я с родителями на Урал переехал. Она вышла замуж и укатила в Ленинградскую область. Я учился, женился, работал на Урале. И на пенсию на Урале вышел.

У нас для общения имелось четыре часа. Отправились в кафе. Молчали. Тревожно было – вдруг говорить не о чем? Детство вспоминать? Банально. Это как о погоде беседовать.

Она первая начала. Сказала, что прожила несчастную жизнь. Хотела стать учительницей, но работала сначала агрономом в Бурятии. Затем в Ленинградской области поваром в детском садике.

– И что, ты в садике несчастна была? Наверное, не работа, а каторга? – поинтересовался я.

– Да нет. В детстве картошку сварить не умела. А тут повар! Нормально было… – протянула она.

Муж ее рано умер. Хотя, правду сказать, пил сильно. Одна осталась. На руках – двое сыновей. Они в седьмом классе как взбесились. Приходилось их по улицам разыскивать. До детской комнаты милиции дело дошло. Что с ними пережила – не передать. Боролась за них. Но вытащила.

У одного сына в аттестате тройки есть. Зато у второго – четверки и пятерки. Когда документы получали, он подошел к ней, на колени встал и аттестат свой ей в руки вложил. Боже, как она тогда плакала!

Я спросил: «Подожди, не пойму. А почему ты несчастная-то? Вон сыновья какие!».

– Это так, конечно, – согласилась одноклассница. – Но тот, у которого тройки были, болел сильно. В больнице не раз лежал. Тогда мне дали адрес бабушки какой-то в Ленинградской области. Она с мальчиком поговорила наедине. Что-то налила – попить. По голове погладила, в глаза заглянула и сказала: «Всё, здоров ты почти. А через полгода совсем здоров будешь». Так и случилось!

Сынок тот, что выздоровел, вырос, женился и улетел в Хабаровский край. Что его туда потянуло? И теперь она разрывается. Один сын – в Ленинградской области. Другой – на Дальнем Востоке.

– Вот езжу. Приходится, люблю их, – вздохнула моя собеседница.

– Так ты почему сказала, что несчастная? Тебе какого еще счастья надо, не пойму?

– Не понял? Просто по-бабьи поплакаться захотелось. Счастливая я, конечно!

Вернулись на железнодорожную платформу. Обнялись и даже поцеловались. Вдруг в последний раз видимся? А она неожиданно встрепенулась: «Я разболталась, а ты про себя ничего не сказал».

– Знаешь, я так рад, что тебя увидел. Честное слово! Ты душу мою освежить сумела. Спасибо тебе, дорогая моя подружка!

Поезд пошел дальше. Я долго-долго махал ему вслед…

Источник:
по материалам сайтов
12:00
158
Загрузка...