Иван Пермяков: "​Любовь к Родине ничем заменить нельзя"

Иван Пермяков: "​Любовь к Родине ничем заменить нельзя"

Читатели нашей газеты знакомы с творчеством народного артиста России Ивана Ивановича Пермякова. Надеемся, что новая встреча с ним будет интересна, тем более что посвящена она 60-летию творческой деятельности певца.

– Столь значимая дата, весь ваш творческий путь позволяют назвать вас избранником судьбы. Как вы оказались в песенной стихии под названием «Уральский народный хор»?

– Родина моя – Пермский край. Деревня Пермяки, послевоенное время… Певучая была деревня. После тяжелого трудового дня деревенские бабы собирались иногда попеть. Сколько было в этом вдовьем пении сердечной боли! Душу судорогой сводило.

После окончания школы поступил в Перми в строительное училище, но тогда в моей жизни уже была самодеятельность! В ту пору это были большие коллективы, руководили ими профессионалы. Выступали мы по всему Пермскому краю. На одной из репетиций худрук говорит: «Думаю, тебе надо петь в профессиональном коллективе». Вскоре случайно я узнал о конкурсе в Уральский народный хор. Всего два вакантных места!

Денег, чтобы доехать до Свердловска, у меня не было. Родственник помог – сдал в сберкассу облигации госзайма. Конкурс проходил в филармонии, оба тура я выдержал успешно. Мне сразу предложили участие в концертах, правда, жилья у хора не было, но я готов был жить хоть на вокзале. Однако мне опять повезло. Дальняя родственница – добрая душа – пустила к себе. Так и жили в комнате на 9 квадратных метрах вчетвером!

Душа пела – понимал, что вытянул счастливый билет! Уже через полмесяца мы уехали на гастроли по области – Ирбит, Туринск, Тавда... В хоре работали в ту пору замечательные певцы: П. Титарь, А. Петрова и А. Устюжанина – первые исполнительницы «Уральской рябинушки», Н. Кремешный. На всю жизнь запомнил совет Н.А. Мальгиновой, одной из основательниц Уральского хора: «Не болтайся, Ваня, без дела за кулисами. Смотри и слушай, как работают мастера».

К концу лета – гастроли через всю страну по Сибири: Красноярск, Иркутск, Владивосток и аж до Сахалина! Передо мной распахнулись просторы не только нашей огромной страны – мира!

– Насколько долог и труден был ваш путь в солисты? Кто вас поддерживал, наставлял? Чьи уроки – на всю жизнь?

– Совет слушать и смотреть, как работают мастера, я принял всерьез и всей душой. Учителя у меня были прекрасные – повезло! А еще я мог петь частушки, подать их. Это сыграло свою роль. Уральские композиторы стали заниматься со мной.

В первое же лето моей работы в Уральском хоре судьба приготовила мне щедрый подарок. Артисты ушли в отпуск, а на телевидении Е.П. Родыгин и Г.А. Беленький записывали песню «Если вы не бывали в Свердловске». Меня пригласили в качестве бэк-вокалиста. Позже сам Евгений Павлович предложил мне участвовать в его авторских концертах! Этим концертам предшествовали репетиции с маэстро. А у него – жесточайшая дисциплина: не успеешь на гастроли приехать, а он уже на репетицию зовёт... Образование у Евгения Павловича было великолепное. Сколько он вложил в меня! С ним мне посчастливилось объехать всю Свердловскую область, многие города России, союзные республики.

Позже и другие замечательные уральские композиторы стали предлагать к исполнению свои произведения. Бесконечно благодарен я Г. Топоркову, В. Горячих, В. Пестову, К. Кацман, В. Лаптеву, Е. Щекалёву – учился у них выразительности, подаче музыкальной фразы, каждого куплета.

Работы всегда много, если относиться к ней ответственно, если помнить каждую минуту о том, что завтра ты должен достойно выйти на сцену, не сплоховать, не разочаровать зрителя. Главное – понимать: если даже в какие-то моменты ты не слишком востребован, надо делать самостоятельные номера, создавать собственные концертные программы. Тогда не страшна звездная болезнь. Не пускай звание впереди себя, забудь о нём, ищи себя, не сдавайся. Иначе и мастерство подрастеряешь, и уважение зрителей и коллег. Работа от всего лечит – и от праздности, и от горя… Поверьте, знаю, о чем говорю.

– Чем памятна работа в коллективе Уральского народного хора?

– Уральский хор тогда находился на гастролях по 7-8 месяцев в году: 25 концертов в Магадане и Петропавловске-Камчатском, после – на автобусе по всем городам Украины, республики Закавказья, Туркмения, Казахстан, Тугулым, Таборы, 25 городов Франции… СССР исколесили вдоль и поперек! Одни гастроли не закончились, а тебе – телеграмма с новыми адресами, где должны состояться концерты. Репетировали в поезде, в самолёте. Условия часто были, мягко говоря, скромные, но как нас принимали! А это для артиста, поверьте, важнее всего.

Еще были «Поезда искусств». Выезжали писатели-художники-кинематографисты, давали концерты в десятках городов, собирали стадионы. В программе – Уральский хор, Магомаев, Эсамбаев, Рыбников, Андреев, Федорова...

Были и всесоюзные музыкальные фестивали «Белые ночи» (Ленинград), «Мэрцишор» (Кишинёв), «Белая акация» (Одесса), Дни Российской Федерации в союзных республиках, на которых и хору, и мне посчастливилось выходить со звёздами многонационального СССР...

На первый взгляд, жизнь артиста – праздник, но праздник – на сцене, когда видишь глаза, улыбки зрителей, слышишь аплодисменты, а предшествует ему огромная работа, как это ни банально звучит, муки творчества. До сих пор для меня нет выбора – почитать что-то для души или лишний час поработать с нотами. Да и концерты бывают разные. Невозможно забыть концерты во Дворце съездов, когда тут же выступали ансамбль Моисеева, оркестр Осипова, «Березка»… Ответственность колоссальная! А еще были БАМ – морозы под -50, концерты после катастрофы в Чернобыле, а недавно – поездка по приглашению Минобороны РФ в Сирию.

– Как удалось впрячь «в одну телегу коня и трепетную лань»?

– В перестройку, когда Россия переходила на рыночную экономику, рушилось всё, культура – прежде всего... Именно тогда я более шести лет был директором Уральского народного хора. У коллектива – ни концертов в полную силу, ни гастролей. Спал по три-четыре часа в сутки. Думал, где заработать, чтобы костюмы пошить, как зарплаты артистам выплатить. В магазинах – голые полки, у народа – пустые карманы. Пришлось делить своё время на творчество и менеджмент, про который раньше и не слыхивал. Но, как говорится, не имей 100 рублей… Спасибо друзьям с уральских предприятий – помогали, чем могли. За мою административную деятельность мне не стыдно. И петь тогда не бросал, оставался солистом.

– Есть ли сегодня интерес к народной песне? Не угасает ли он? Почему при таком богатейшем наследии русской народной песенной культуры на многочисленных песенных конкурсах мы видим и дурновкусие, и вульгарность, и отсутствие патриотизма?

– Уральский хор сегодня – в поиске современной подачи уральской песни и танца. Радует, когда в зале не только старшее поколение, но и молодые люди, когда чувствуешь, что наше искусство не оставляет их равнодушными. Столько лет слово патриотизм мы стыдливо заменяли синонимами, но есть понятия, которые в синонимах не нуждаются. Любовь к Родине, гордость ею ничем заменить нельзя. Именно эти чувства пробуждают лучшие творения русской народной песенной культуры. Невозможно полюбить то, чего не знаешь, о чем не слышал. Может быть, начинать надо с младых ногтей, пока уши и души не забиты всяким мусором? Народное искусство – это национальное достояние России, и отношение к нему должно быть соответствующим.

– Ваш творческий путь – 60 лет! О пенсии думаете?

– На все Божья воля! Я не витаю в облаках, творчески и физически состоятелен, чувствую зрителя. Вот если кураж растеряю… О пенсионерах думаю с уважением. Вот уж кто не лишние люди в обществе, так это – пенсионеры. Дай Бог моим молодым соотечественникам сделать для Отечества то, что было сделано старшими поколениями.

Людмила Овчинникова

Фото:
из архива И. Пермякова
12:25
307
Загрузка...