Главный портал пенсионеров

Как пенсионерка вдохнула в село новую жизнь

Как пенсионерка вдохнула в село новую жизнь

Веру Васильевну Реутову в Арамашево знает каждый житель. По её инициативе в селе был возрождён храм Казанской иконы Божьей Матери, обустроены крещенский родник, православная гостиница, обновился краеведческий музей. За подвижническую деятельность на благо села, района и области Всероссийский национальный центр «Хранители» присвоил ей звание «Хранитель России».

– Вера Васильевна, расскажите немного о себе.

– Алапаевский район – моя родина. Здесь в каждом селе мне есть с кем поговорить. В Коптелово до сих пор стоит избушка на два окошка. В ней прошло мое детство. Семья у нас была большая, детей, как в сказке, – семеро по лавкам, да родители, да бабушка с дедушкой. Но жили мирно, всем делились друг с другом. Самое счастливое место в доме – печка. На ней любили слушать рассказы бабушки про старину.

После школы окончила Свердловский педагогический институт. Замуж вышла за одноклассника, мы с ним за одной партой сидели. В Арамашево мы с мужем приехали в 1981 году. В местной школе я преподавала русский язык и литературу, была завучем по воспитательной работе, занималась туризмом, краеведением. Муж Николай Ильич Реутов тоже работал в школе, учителем труда. Несколько лет назад мы с ним отметили золотую свадьбу. Он всегда помогал и поддерживал меня. Его руками выполнены все деревянные изделия в храме, в музее. Но недавно я его похоронила. До сих пор не могу прийти в себя от утраты… Дети выросли, разъехались, у них свои семьи. Главное, что я в них ценю, – то, что дочери никогда плохо не говорят ни о мужьях, ни о детях.

– Почему вы решили стать педагогом?

– Наверное, потому, что любила детей. Бывает, только открою школьные двери, а на мне уже ребятишки гроздьями висят. Беру их в охапку, начинаем разговаривать.

У нас в семье никто никогда не кричал. И я не позволяла себе этого ни дома, ни в школе. Хотя ребята не самые послушные были. Хулиганов приглашала в кабинет для разговора. Бывали и такие диалоги: «Вот прикинь, – говорю, – сколько до меня шагов? – Чего тут мерять-то, три шага. – А теперь ты эти три шага пройди». Подошел, думал, я его ругать буду, а я его обнимаю. Он – в слезы, и у меня глаза блестят. Говорю ему: «Ну, что ж ты меня до слез довел»…

Коллеги порой говорили: «Что вы перед ними заискиваете, испортите так детей!» Пыталась объяснить им: «Вы же – педагоги, у вас душа, прежде чем получать образование, должна получать силу любви. Тем, кто в учителя идет, надо в первую очередь научиться разговаривать, а не превосходство свое показывать. Вот сидит мальчишка на уроке, все изложение пишут, а он носом шмыгает, всхлипывает. У него сегодня мать с отцом дома пьянехонькие, или что похлеще. Стоит положить руку на голову ребенка, он успокаивается, становится другим. Может, он еще не раз вспомнит мои слова, когда у него свои дети будут».

Сейчас те мальчишки выросли, и на душе радостно, что стали они хорошими людьми. Кто-то получил образование, кто-то простой работяга, может, и не высокого полета, зато с какой душой! При встрече обнимают: «Вера Васильевна, почему пешком? Садитесь, подвезу! Если что-то надо сделать, вы только скажите». Иногда собираются компанией и вечерком ко мне – навестить, пообщаться. Я их поддерживаю, они – меня. А кто первым откликнулся, когда мы позвали односельчан храм восстанавливать, музей обновлять? Опять же мои ученики. Значит, не зря душу в них вкладывала…

– Гордость села – краеведческий музей Арамашево. Вы также были автором некоторых его интересных проектов. Расскажите о них.

– Когда я пошла на пенсию, глава администрации предложил мне возглавить краеведческий музей, который на тот период переходил из статуса школьного в муниципальный. Музей было решено переместить в дом купца Загайнова, построенный в начале XX века. Здание стояло полуразрушенным, не отапливалось. Принять участие в его благоустройстве мы позвали всех желающих. Совместными усилиями превратили старинный купеческий особняк в прекрасный музей. Сейчас в нем – шесть залов, есть кухня и уютная гостиная. Там проводятся экскурсии, народные праздники, мастер-классы, игровые программы, встречи. Мы изучали народные традиции и ремесла, делились своими мыслями, знаниями. В 2006 году Арамашевский музей был удостоен золотой медали в номинации «За волю к жизни» по итогам конкурса «Евразия-Музей года 2006».

А в 2009 году возникла новая идея: восстановить две избы конца XVIII века. Их приобрел дачник из Екатеринбурга Виталий Шлыков. Освобождая одну из них от хлама, под старыми обоями он увидел настоящую уральскую роспись. Я росла в доме с такой же росписью! Очень захотелось сохранить эту красоту. Но как? Строения покосились, вросли в землю, не было ни окон, ни потолка. И тут, словно Божье благословение, попадается мне на глаза журнал «Вестник НКО», а в нем – информация о том, что благотворительный фонд В. Потанина проводит грантовый конкурс музейных проектов «Меняющийся музей в меняющемся мире». Подала заявку на грант, назвала проект «Уральских изб душа живая». Сама не ожидала, но мой проект стал одним из победителей конкурса, а ведь было около 500 заявок со всей России.

Фонд выделил деньги, но восстанавливали избы снова сообща, участвовали в этом 27 арамашевских семей. Теперь рядом со зданием краеведческого музея красуются две крестьянские избы XVIII века – зимняя и летняя, объединенные одной шатровой крышей. В самих избах посреди сундуков, старинной мебели, самоваров и прялок – бревенчатые стены с уральской росписью.

– А как вы решились заняться восстановлением храма? Ведь много лет он стоял разрушенным.

– Храм во имя Казанской иконы Божьей Матери был возведен в нашем селе в 1800 году. Стоит он над рекой Реж на высокой скале, которая так и называется – Церковный камень. С какой стороны ни подъезжай к селу – отовсюду виден храм. Но в 1929 году его разорили, колокол скинули в реку, в здании какое-то время размещался клуб, потом и он закрылся. Больно было смотреть на руины, проросшую крышу, пустые проемы окон. И как-то решилась, написала объявление: «Кто хочет работать во славу Божью, приходите в такой-то день». Думала, если десяток человек откликнется – хорошо. Пришли 43 человека. На первом субботнике мы рассортировали кирпичи – плохие вывезли, хорошие оставили на будущее. Сели тогда на эти кирпичи и поняли: отсюда не уйдем. Позже уже больше 60 односельчан собралось. Многие пришли с детками, самому младшему было три годика. Потом старожилы подтянулись, которые еще помнили храм действующим.
В 2006 году на Рождество Христово в храме впервые за много лет снова зазвучала молитва. В нашем селе много лет всё разрушалось, а тут мы сами решили все изменить. Это наше единение спасло храм.

Некоторые тогда меня осуждали, говорили, мол, с ума сошла, денег ни у кого нет, а она зовет храм восстанавливать. Конечно, без спонсоров мы бы не справились. Специалисты архитектурной академии провели технический осмотр храма. Очень помогал в трудные времена уже упомянутый Виталий Шлыков. Потом нашлись и другие, в том числе – руководители крупных предприятий Екатеринбурга. Приехал как-то мужчина, отстоял службу. Потом подошел ко мне, напомнил, что мы с ним на одной конференции встречались, его впечатлил мой рассказ о селе. Спросил, чем можно помочь. И так в нашем храме появился красивый теплый пол. Благодаря людям, которые поверили мне и пришли на помощь, старинный арамашевский храм – вновь действующий.

Мне этот храм очень дорог еще и тем, что его реставрировал мой муж. Здесь все о нем напоминает. Хожу сюда каждый день, это мой второй дом. Он спокойный, тут дышится хорошо.

Вернули к жизни мы и родник «Крещенский». А на месте бывшего женского стационара организовали православную гостиницу для туристов.

– Гостиница не пустует?

– К нам едут не только из Свердловской области, но и из Твери, Самары, Москвы и даже из-за рубежа. Удивительные люди едут за тысячи километров, чтобы вынести отсюда кусочек нежности. Они ведь плачут здесь. Да, приход небольшой. Но нужно не толпой в храм ходить, а с наполненным сердцем.

– Вера Васильевна, что заставляло вас заниматься этим? Ведь денег за такую работу не платили, еще и осуждали часто.

– Важно, чтобы у человека было ради чего жить. Например, вдохнуть новую жизнь в село. Молодежь уезжает из маленьких населенных пунктов, а мы стараемся показать, что и на родной земле можно двигаться вперед. Хочется, чтобы больше добра было на земле. Доброе, вечное, сердечное – не растерять бы этого. Россия – она такая добрая!

Елена Зинковская

11:25
242
Загрузка...