В России создадут единую систему ухода за пожилыми и инвалидами

В России создадут единую систему ухода за пожилыми и инвалидами

На недавнем заседании совета по вопросам попечительства при Правительстве РФ была поставлена задача: разработать концепцию долговременного ухода за людьми пожилого возраста и инвалидами, которая позволила бы скоординировать усилия различных учреждений и организаций, оказывающих социальные услуги населению.

В жизни каждого человека наступает период, когда ему становится не под силу ухаживать за собой, справляться с домашними делами. Ему требуется чья-то помощь. Хорошо, если рядом есть дети и внуки, которые могут взять на себя ежедневные хлопоты по уходу или оплатить услуги сиделки. А если человек одинок, если родные смотрят на него, как на обузу? В этом случае вся надежда - на социальные службы, государственные или частные. Достаточно ли развита эта система? Способна ли обеспечить помощью всех нуждающихся?

Контуры проблемы

Вице-премьер российского Правительства Ольга Голодец, выступая на заседании упомянутого совета, очертила масштабы потребностей в социальных услугах. По ее словам, возраст 70 лет является по международной шкале тем рубежом, после которого качество жизни человека становится иным.

- Сегодня в России средняя продолжительность жизни составляет 72,5 года, а в некоторых регионах - намного выше, - сообщила О. Голодец. – В стране насчитывается 13,4 млн человек старше этого возраста, многим из них требуются посторонний уход и специальное сопровождение.

Недостатка в учреждениях и организациях, готовых заботиться о беспомощных людях, вроде нет. На этой ниве трудятся государственные структуры, частные фирмы, индивидуальные предприниматели, волонтеры. Однако эти силы разрозненны, качество предоставляемых ими услуг зачастую является низким, а цены многим не по карману.

Проблема, что называется, назрела. В рамках создания концепции долговременного ухода за пожилыми и инвалидами предстоит установить, сколько человек нуждается в посторонней помощи, утвердить стандарты услуг, определить источники финансирования, скоординировать усилия различных структур. Обкатку концепции будут проводить в «пилотных» регионах.

Пока неизвестно, станет ли Свердловская область экспериментальной площадкой, но у нас уже имеются и развитая сеть по оказанию различных видов социальных услуг, и опыт координации деятельности учреждений, опекающих пожилых и инвалидов. Поэтому мы решили побеседовать со специалистами, чтобы узнать их мнение о плюсах и минусах существующей системы, о том, что следует в ней изменить, чтобы в старости каждый мог получить ту помощь, в которой нуждается.

В родных стенах

Во многих западных странах считается вполне нормальным в старости отправиться жить в специализированный пансионат. У нас это пока не стало нормой. Большинство стариков предпочитают жить в родных стенах. И такая возможность у них есть. В России широко развита сеть учреждений, которые оказывают престарелым помощь на дому. Приходящий соцработник купит продукты, разогреет еду, поможет поесть, если это необходимо, уберет квартиру, постирает белье…

- Социальные услуги доступны широкому кругу лиц, - рассказывает заместитель директора комплексного центра социального обслуживания населения Октябрьского района Екатеринбурга Галина Игоревна Мясникова. – Любой человек, имеющий частичные ограничения в самостоятельном уходе и нуждающийся в посторонней помощи, может ее получить, даже если он не одинок, живет в семье, у него есть взрослые дети. Достаточно справки от врача определенной формы и заявления в управление соцполитики по месту жительства, чтобы человека поставили на учет и закрепили за ним социального работника.

Утверждены стандарты социальных услуг, которые люди получают либо бесплатно, либо с частичной или полной оплатой. Предельные тарифы зафиксированы постановлением Региональной энергетической комиссии, но реальные цены порой еще ниже.

Вот несколько примеров стоимости услуг. Покупка и доставка продуктов по тарифу обойдется в 11,4 рубля, приготовление пищи - в 5, 96 рубля. Конечно, уборка стоит дороже: сухая протирка стен и полов - 35,06 рубля, мытье – 52,6 рубля. Но эти процедуры - не ежедневные, так что тоже пенсионерам по карману.

Нагрузка у социального работника – физическая и психологическая - весомая. За каждым закреплены до 20 подопечных, каждый - со своим характером, требованиями, возрастными капризами. Но дефицита кадров и текучки в подразделении обслуживания на дому в КЦСОН Октябрьского района нет. Хороший коллектив, достаточно свободный график, вполне приличная зарплата – 22-24 тысячи рублей – вот аргументы для тех, кому не в тягость работа с пожилыми людьми.

Отдельный разговор - о лежачих стариках. Социальные работники не имеют права оказывать медицинские услуги. Скажем, поменять постельное белье им разрешается, а обработать пролежни, измерить давление, сделать укол – нет. Уход за таким пожилым человеком ложится либо на плечи родственников, либо на профессиональных сиделок с медицинским образованием, услуги которых стоят дорого.

- У нас в районе 45 человек нуждаются в социально-медицинском уходе, - говорит Г. И. Мясникова. – Мы создали специальную службу «Добродея», где собрали работников с повышенным чувством милосердия. Они прошли обучение на специальных курсах, организованных областным министерством социальной политики, получили навыки по уходу за лежачими больными. Сама жизнь подталкивает к созданию единой системы помощи престарелым и инвалидам, которая бы включала в себя не только социальные, но и медицинские услуги.

Объединить усилия

В Екатеринбурге уже несколько лет обкатывают прообраз той системы долговременного ухода за престарелыми и инвалидами, которую планируется создать в масштабах всей России. Речь идет о КЦСОН «Малахит» Орджоникидзевского района.

Здесь объединили все формы и виды соцобслуживания населения: действуют 23 отделения по оказанию помощи гражданам разных категорий: отделения стационарные, дневного пребывания, социальной помощи на дому и прочие. Что дала такая концентрация?

- Во-первых, появилась возможность рациональнее использовать кадры, - рассказывает заместитель директора по стационарному обслуживанию КЦСОН «Малахит» Ирина Александровна Смирная. – Работники одного отделения могут в случае необходимости провести работу в другом. Скажем, юрист консультативного отделения поможет гражданам, проживающим в стационарном отделении, а специалисты по соцработе отделения участкового социального обслуживания организуют для них культурно-спортивные мероприятия. Удалось наладить работу социального такси, которое обслуживает весь район. Одна кухня готовит еду для двух столовых – в стационарных отделениях и отделении дневного пребывания, которые находятся на разных территориях.

В непосредственном ведении И.А. Смирной находятся три стационарных отделения: «Милосердие» на 175 человек, из которых 150 прикованы к койке либо передвигаются с большим трудом; отделение психоневрологическое и общего типа. В отделении милосердия пациенты нуждаются в постоянном медицинском уходе, там действует круглосуточный медицинский пост, в штате - врачи, фельдшер, медсестры, санитарки. В отделении общего типа проживают те, у кого нет своего жилья, кто способен за собой ухаживать, но нуждается в приюте.

Корпус стационарных отделений расположен на окраине Уралмаша, на территории есть парк и свой пруд. День, когда я сюда приехала, выдался теплым и солнечным. Пациенты, кто на своих двоих, кто на колясках, выбираются подышать свежим воздухом. Сергей, например, устроился на берегу с удочкой. Он рассказал, что на крючок попадаются гальяны и караси, улов он раздает всем желающим и кошку здешнюю подкармливает.

- Времена, когда не хватало медикаментов, памперсов и прочих средств ухода, остались в далеком прошлом, - говорит И.А. Смирная. – Сейчас нас очень хорошо снабжают, питание отличное, медицинское обслуживание - тоже. Сейчас наши подопечные нуждаются в общении и интересном досуге. Например, необходимы шумовые инструменты для музыкального коллектива, костюмы для театральных спектаклей. Моя мечта – уличный спортивный комплекс с тренажерами. Уверена, наши клиенты охотно бы занимались там…

Как специалист, много лет проработавший в социальной сфере, Ирина Александровна считает, что сфера эта нуждается в совершенствовании. Она убеждена, что ни разрушать уже созданное, ни сокращать число госучреждений недопустимо. Развивать сеть некоммерческих и частных фирм, конечно, необходимо, но в дополнение к государственным службам и под контролем государства. Нельзя допускать, чтобы коммерсанты ради прибыли пренебрегали медицинскими и социальными стандартами ухода за пациентами.

- Но кое-что в существующей ныне системе я бы изменила, - размышляет И.А. Смирная. – Нужно четко определить профиль учреждения. По типу хосписов – для тех, кто безнадежно болен. Отдельные стационары общего типа - для асоциальных личностей, тех, кто много лет провел в местах лишения свободы. Отдельные подразделения - для стариков и старушек, которые честно трудились и теперь хотят спокойно прожить остаток дней. Кроме того, общество должно воспитывать в детях ответственность за престарелых родителей, бабушек и дедушек. Если пожилой человек беспомощен, но не агрессивен, не опасен для себя и окружающих, ему лучше находиться дома, среди близких. А государство должно развивать систему социальной и медицинской помощи на дому, своего рода «дедсады», куда утром стариков можно привезти, а после работы забрать домой, в семью.

Частный вопрос

В последние годы в сферу ухода за престарелыми и инвалидами устремились некоммерческие организации, индивидуальные предприниматели и волонтеры. Участие частного капитала тут нелишнее, в государственных учреждениях мест для всех нуждающихся в постороннем уходе не хватает. Пансионаты с милыми названиями «Забота», «Незабудка», «Золотая осень» и так далее растут, как грибы после дождя. Но вместо обещанного рая старики нередко оказываются в аду. Скученность, антисанитария, плохое питание, отсутствие медработников – вот что предоставляют иные коммерсанты.

Многочисленные нарушения, граничащие с издевательствами над беспомощными людьми, возможны потому, что за частными структурами отсутствует ежечасный и всесторонний контроль. Если работники государственных соцучреждений регулярно отчитываются перед руководителями, то частники подотчетны лишь сами себе.

Многие вынуждены отправлять своих стариков в пансионаты, так как оставлять их одних дома опасно: могут упасть, выйти в окно, устроить пожар или наводнение. Есть и такие родственники, которым вовсе наплевать, в каких условиях содержат старика. Не случайно большинство скандальных разоблачений бесчеловечных порядков в частных пансионатах инициировали вовсе не родные обитателей, а живущие по соседству люди, обеспокоенными частыми визитами катафалков в странные коттеджи. Остается надеяться, что новая концепция долговременного ухода за престарелыми и инвалидами позволит навести порядок и в частных пансионатах.

Кардинального решения требует еще один вопрос. По действующему закону, несколько категорий россиян имеют право на компенсацию затрат на посторонний уход. В их число входят и люди, чей возраст перевалил за 80 лет. Однако выплаты эти имеют ограничения и сильно сужают круг лиц, которых можно привлечь к уходу за пожилым человеком. Государство готово доплачивать к пенсии ежемесячно 1200 рублей, но нанять на них можно помощника, который трудоспособен, не работает, не состоит на учете на бирже труда и не получает пособие по безработице или пенсию.

Подумайте, кто возьмется за 40 рублей в день ходить за продуктами для немощного человека, стирать ему белье или мыть полы? Заработок в 1200 рублей в месяц никого не привлечет, а вот как приработок – вполне. Почему бы не снять неразумные ограничения и не разрешить престарелым людям нанимать для посторонней помощи работающих граждан или пенсионеров, которые еще бодры и готовы подзаработать?

К обсуждению проблемы социальной помощи престарелым и инвалидам на страницах нашей газеты мы еще вернемся. Ждем и от регионального министерства соцполитики ответа на заданные вопросы. Надеемся, что и у вас, дорогие читатели, есть мысли и предложения по этой теме. Поделитесь ими с редакцией!

К сведению

На 1 января 2017 года, по данным облстата, в Свердловской области насчитывалось 384825 человек в возрасте от 70 лет и старше.

Мужчин среди них – 104843, женщин – 279982.

В городах проживают 319403 человека, на селе – 65422.

Татьяна Бурова

13:55
1416
Загрузка...