Из новой книги

Ничего личного

Более десяти лет он добивался создания в уникальных лесах по реке Кышме, национального парка «Прикышминские Боры». Годы блуждания по высоким и не очень кабинетам, годы косых, непонимающих взглядов, горы чиновничьих отписок разной степени тупости, громы и молнии в газетах и начавшихся на последнем году его борьбы митингах. Но он добился своего и занял пост директора национального парка. Семнадцать лет он руководил своим детищем, затем передал пост молодому и, как казалось ему тогда, честному сменщику. За время руководства первый директор парка сумел сделать парк национальным достоянием России и Урала, сумел не дать вырубить, даже и в буйнее девяностые, ни одного дерева, сам не украл ни полена. При выходе на пенсию он считал себя счастливым человеком – дело его жизни жило и процветало, сам он был неоднократно отмечен разного рода поощрениями такими как: «Заслуженный лесовод России», медалью «За отвагу на пожаре», почётными знаками «За сбережение и приумножение лесных богатств России» и «Победитель социалистического соревнования», а грамоты и дипломы Минлесхоза за полвека работы в Галицком лесхозе стали почти обыденностью — «что ещё нужно человеку, чтобы достойно встретить старость?!»

Более десяти лет он добивался создания в уникальных лесах по реке Кышме, национального парка «Прикышминские Боры». А теперь с болью наблюдал за его разграблением и запустением. Новый директор оказался очень предприимчивым товарищем. Он отгрохал себе в парке весьма недешёвый домик, устраивал дорогие охоты местному и даже областному начальству, по кусочкам распродавал леса, до поры до времени, почти не трогая основной массив уникальных боров. В общем, новая должность позволяла новому директору начать жизнь нового русского. Парк потихоньку разграблялся, и так как выделяемые на благоустройство национального парка бюджетные деньги уходили в основном в карман нового директора, то заросли мелколесьем и стали непригодными для проезда, в том числе и пожарной техники, квартальные просеки и даже дороги в особо охраняемой зоне какой является национальный парк. Практически исчезли мосты через многочисленные речки национального парка. Не удивительны, поэтому, и случаи больших пожаров на территории НП в 2011, 2012, 2013 и 2014 годах. Не удивительно, что в 2011 году заместитель прокурора Яковской области объявил предостережения о недопустимости нарушения закона руководителям государственного учреждения «Национальный парк «Прикышминские боры», не в полной мере, по мнению прокурора, подготовившемуся к весенне-летнему пожароопасному периоду. Факты частых пожаров были подтверждены и внеплановой проверкой Росприроднадзора по региону проведённой в 2012 году. А в уникальных лесах кормушки для птиц и зверей пришли в полную негодность, кормовые культуры для них выращиваться перестали, не велись выделение и сохранение генетического фонда древесных пород. А ведь под руководством первого директора на территории парка всё это успешно функционировало, а кроме того были созданы и успешно действовали: питомник, теплицы для саженцев, работали даже школьные лесничества, приучая детей ка сбережению лесного богатства страны. Позднее новый директор совсем перестал стесняться, и в национальном парке все больше и больше вырастали огромные проплешины от пожаров и незаконных рубок…

Более десяти лет он добивался создания в уникальных лесах по реке Кышме, национального парка «Прикышминские Боры». И потому не мог спокойно смотреть на то, что вытворяет с его любимым детищем его преемник. И он начал борьбу. Если бы он знал, что его ждёт он всё равно бы начал эту неравную борьбу, хотя бессонных ночей было бы больше с самого начала. Все его письма на все уровни власти возвращались по непонятным тропам бюрократической тайги к тем, на кого он жаловался, и началась травля. Ему угрожали, его избивали, против него новый директор подал иск о клевете, и суд послушно осудил человека, которым область совсем недавно так гордилась. Прокурор угрожал возбуждением уголовных дел, начальник местной полиции вообще делал весьма прозрачные намёки на лишение неуёмного жалобщика всего имущества и даже жизни, но он боролся. Боролся, несмотря на отписки с самыми идиотскими формулировками. Боролся тогда, когда начавшее было дело по факту незаконной вырубке полутора тысяч кубов ценнейшей древесины местное ФСБ, почему-то быстро утратило свой боевой настрой и предпочло остаться в стороне. Боролся после десяти лет угроз, судилищ, избиений, запугивания родных, инфаркта…

Более десяти лет он добивался создания в уникальных лесах по реке Кышме, национального парка «Прикышминские Боры». И умер на посту, защищая народное богатство. Всего через семь месяцев после его бесславной гибели уникальные леса приглянулись какому-то влиятельному москвичу и, несмотря на саботаж и сопротивление местных правоохренителей, новому директору быстро впаяли реальный срок, вовсю пользуясь материалами из запросов первого директора. Потом под шумиху, специально поднятую в СМИ, парк сменил юридическую форму и стал спецзаказником, в котором уже на легальной основе появились охотничьи домики, баньки – сауны – бассейн, «домики отдыха», автостоянка и мотель. Была проложена прекрасная дорога и всё завертелось….

Более десяти лет он добивался создания в уникальных лесах по реке Кышме, национального парка «Прикышминские Боры». Новых хозяев совершенно не интересовала уникальность, то есть единственность флоры и фауны национального парка.

Ничего личного – всего лишь бизнес
22:38
413
Загрузка...