Из новой книги

Добрая почти сказка.

Ну, очень богатые дяденьки приехали в деревеньку Полбедовая, что расположена в Яворовском районе Яковской области. Приехали на какой-то сильно заграничной машине, приветливо поздоровались с деревенскими жителями, затем обошли деревню вокруг. А чего её обходить-то, в деревне на круг девятнадцать домов и восемь из них заколочены. Никаких следов цивилизации давно уже нет. Колхоз развалили одним из первых, ещё в 1993 году, школу и клуб закрыли в 1997 году, магазин закрылся одним из последних, ещё в 2006 году. Теперь оставшиеся в живых старики добирались до магазина в соседнем посёлке за семь километров по заброшенной узкоколейке. Летом ещё ничего, а зимой даже днём волки стали одолевать. Пришлось скинуться и обзавестись патронами к ружью, которым теперь командовала Ильинична, жена бывшего поселкового милиционера и страстного охотника. Это от него у неё такое наследство имелось, и стрелять её тоже он научил. За лекарствами в аптеку никто уже не ездил, не было её в округе. А кому, какие лекарства назначили доктора, заезжавшие к ним раз в месяц, то заказывали препараты через родню да знакомых, которые из посёлка ездили в райцентр, у них в посёлке тоже своей аптеки не было. А в основном шли к Потаповне, она многих-то выходила, кого травами, кого чагой, а кого и мухомором пользовала и ничего, помогало. Пенсию тоже в соседнюю деревню привозили, там ещё почта сохранилась как-то. Оставшиеся заброшенные дома в Полбедовой, где никого хозяев не было, в том числе клуб и школу очень быстро растащили. Стекло на теплицы. Шифер на крыши. Дерево, кому на забор, кому дом подправить, а кому и на дрова. Даже плитку кафельную Михалыч потихоньку кияночкой отстукал и в баню к себе постелил, да на кухне стены по-городскому уделал. Ничего так – симпатично. Местные, было, подумали, что городские опять пировать приехали, ругаться было хотели, чтобы мусор свой с собой увозили, да в городе и выкинули, а они нет, поговорили между собою о чём-то, да и собрались восвояси, так никто ничего и не понял…

Ну, очень богатые дяденьки вновь приехали в деревеньку Полбедовая. Собрали деревенских на сход и объяснили, что решили выкупить те дома и участки, где практически никто не живёт, затем поставить цех по сбору и переработке трав и лесных ягод, ну и других чудес наобещали. В общем, знающие жизнь деревенские жители обещаньям этим не поверили и на всякий случай нажаловались властям и родне, у кого была. От властей пришли отписки, что всё в соответствии с законом, а те родственники, что помоложе даже приехали узнавать, нельзя ли на работу устроиться, да почём ягоду да траву брать будут, да какую траву брать будут. Ближе к весне понаехало в деревню техники целый караван (как только добрались, там даже по-зимнику не всякая техника проходила). Большую часть выкупленных домов снесли, оставили два самых старых, которым более чем по сто лет было. Объяснили музей, дескать, будет. Местные ходили, качая головами, всерьёз полагая, что вскоре их всех выгонят из собственных домов и даже умереть спокойно не дадут. Это заполошная Васьки кривого вдова так всех запугала. Ан нет. Цех таки заработал, на нём сначала всего пять человек работали, с Локтево приезжали. Затем появился мотовоз с вагоном, увозивший продукцию до автотрассы, где небольшой склад построили. Начали строить цех плетёной мебели, начали покупать у населения картошку, молоко и овощи. Как-то заставили местные власти пусть и кое-как, но таки подлатать грунтовку до соседнего села Локтево. Теперь по ней, особенно когда дождей нет и проехать можно стало…

Ну, очень богатые дяденьки стали жить в деревне Полбедовая. Дома себе отстроили – на загляденье. Своим хозяйством обзавелись, Семёновна рассказывала, что чисто кулацкое хозяйство: две коровы, лошадь, свиней выводок, бараны, гуси, куры. Семёновна то знает, о чём бает, она-то ещё коллективизацию помнит. Ожила деревня, строиться начала, сорок девять домов уже. Молодёжь возвращаться начала. Оно и понятно. Работа ведь появилась, аж четыре предприятия, да ферма, да лесопилка, небольшие но всё же. Консервный-то заводик тот вообще растёт как на дрожжах: цех ягод-дикоросов, цех засолки и консервирования грибов, джемовый цех, где ягоды с приусадебных участков обрабатывают. Народ сюда валом валить на работу начал, а всё одно рабочих рук не хватает, так как не всех берут, да многих и выгоняют. Многие ж как привыкли, только у начальства глаза в сторону, тут же и скрадут чего и бежать на бутылку менять. Такие ни дня дольше не работают. Плачут потом, клянутся, что в последний раз, да что толку-то. Потеряли, значит, доверие. Они было пугать, да вредить, но тут их уже молодёжь местная, ага и такая сейчас в деревне есть, поучит маленько, они к нам больше и не ездят. Сейчас вот овощехранилище восстанавливать начали. Люди до того поверили, что на стройку по выходным на субботники ходят, а ведь ещё недавно сами у новосёлов дома жечь пытались...

Ну, очень богатые дяденьки стали жить в деревне Полбедовая. Деревенские думали — конец деревне, ан нет, начало только. Магазин есть, аптека есть, фельдшерский пункт есть, даже почта появилась, в одном доме напополам сад и начальная школа, она же и клуб, красота! К Михайловне вон внук вернулся, сейчас рядом строится, Михайловна аж светится от счастья, помолодела лет на десять…

11:54
436
Загрузка...