Купеческая быль: "Хоть что-нибудь, да делай"

Купеческая быль: "Хоть что-нибудь, да делай"

«Два чувства дивно бли́зки нам.

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам».

А. С. Пушкин

…В центре крохотного городка Боровска, что в Калужской области, есть приметный купеческий дом. В его просторной столовой, освещенной мягким светом абажура, накрыт стол: он богато сервирован и буквально уставлен яствами. И хотя это муляжи, выглядит все убедительно. Обитые штофными обоями стены украшены фотопортретами степенных купцов. Кажется, прямо сейчас комната заполнится людьми - войдет семья и, зашумев стульями, усядется за обед. Во главе стола - чинный отец семейства, рядом его супруга, одним взглядом утихомиривающая многочисленных детей. Прочитав молитву, приступают к трапезе…

С признательностью к предкам

Евгения Алексеевна Полежаева - создатель и хранитель необычного музея купеческой старины в городе Боровске. Она сама происходит из старинного купеческого рода Полежаевых, а дом, где в 40-метровой комнате располагается музей, до революции являлся родовым гнездом ее семьи.

Восстанавливать историю своей фамилии Евгения Алексеевна начала в 1995 году, когда уже вышла на пенсию и похоронила мать. Та завещала дочери большую коллекцию памятных вещей – письма, дневники членов семьи, альбомы с фотографиями, личные вещи… Все это наследие так и просилось стать экспонатами музея, запечатлевшего счастливую эпоху. Идея оказалась настолько востребованной, что к сбору материала подключились родственники Е. А. Полежаевой, местные жители и экскурсанты.

- Сегодня в музее выставлено более 1200 экспонатов, еще около трехсот хранятся в служебных помещениях. Многие из них принесли знакомые или даже незнакомые боровчане, - рассказывает Евгения Алексеевна.

Экспонаты действительно интересные: посуда, одежда, книги, фотографии на всех стенах, мебель XVIII - XIX веков. Первая мысль – умели же делать! На прочных стульях удобно сидеть, а в компактном секретере так и хочется спрятать какую-нибудь рукопись. А вот хорошо сохранившееся платье из ХIХ века. Оно сшито из крепсатэна. Возможно, кто-то из наших читательниц помнит эту ткань на ощупь – она нежная, шелковистая и при этом надежная, прочная.

Просто удивительно, какой объем информации собрала и осмыслила Евгения Полежаева. Впрочем, масштабной работой ее не удивить. Кандидат биологических наук, ветеран труда и в прошлом сотрудник Института малярии, Полежаева вместе с коллегами занималась ликвидацией очагов этого опасного заболевания на Кавказе и в Средней Азии, а затем и на Кубе.

И вот теперь благодаря ее энтузиазму открыта дверь в историю целой эпохи – эпохи, когда стараниями народившегося в России купеческого класса создавалась промышленная база страны, ставшая основой для технологического рывка уже пролетарского государства в ХХ веке.

Купец – дитя расчета и отваги

Так писал Пушкин в «Евгении Онегине», а вообще-то русские писатели не слишком жаловали купеческое сословие. Изображали самодурами и пьяницами, а с легкой руки драматурга Островского и вовсе заклеймили «темным царством» с отдельными «лучиками света». С классиками не поспоришь, но вот факты говорят об обратном.

Русские купцы широко занимались благотворительностью и меценатством. Фамилии Хлудовых, Морозовых, Рябушинских, Третьяковых, Прохоровых на слуху больше века. В Москве на купеческие средства строились больницы, школы, гимназии, училища, церкви. Переименованные, они действуют и сегодня, за полтора столетия принеся много общественной пользы. Московский опыт перенимали в провинции. Всякая живая общественная инициатива имела шанс найти благотворителя. Почему же купцы-миллионщики были так щедры? Дело тут в религии.

Глубоко верующие крестьяне, получившие свободу благодаря отмене крепостного права в 1861 г, в некоторых случаях становились успешными предпринимателями, и составляли, по статистике, 90 процентов купеческого сословия конца ХIХ века. Но, обзаведясь капиталом, от народных, православных корней не отрывались.

Так, многие русские купцы считали, что богатство им дарует Господь для совершения богоугодных дел.

«Богатство обязывает», - говаривал купец Рябушинский.

Братья Полежаевы начали свой бизнес с простого ткацкого станка, какой был во многих крестьянских семьях. До революции у простого народа было принято самостоятельно изготавливать одежду. Из конопли, льна пряли нити и уже из них изготавливали домотканые рубахи.

- Главная заслуга семьи Полежаевых - Петра Михайловича и его сыновей Ивана, Георгия, Николая и Пафнутия - перед Боровском в том, что они в 1887 году открыли ткацкую фабрику, которая в течение последующих 100 лет являлась самым крупным предприятием города и, следовательно, основой его благоустройства и процветания, - рассказывает Евгения Алексеевна.

Полежаевы распространяли по всей России выпускаемую продукцию, в основном это были шарфы и пледы, головные платки – вигоневые на хлопчатобумажной основе, клетчатые шерстяные и из козьего пуха.

Платки хорошо раскупались крестьянами, и возможно, у кого-то в семьях до сих пор сохранились. В первую и вторую мировую войны фабрика производила шинельное сукно, одеяла, шарфы и портянки для армии.

В советское время фабрика именовалась «Красный Октябрь», а с середины девяностых стала известна как акционерное общество «Руно». Увы, в прошлом году фабрика «Руно» закрылась, не выдержав конкуренции с китайским ширпотребом.

«Хоть что-нибудь, да делай»

Плакат с таким назиданием висел над дверью в передней дома Полежаевых. Это был девиз семейства, ибо безделье и праздность в доме не поощрялись.

Пожалуй, все семьи боровского купечества, а их в музее представлено 13, оставили о себе добрую память. Когда-то город украшал бульвар с террасой над рекой и с видом на бор. Этот бульвар с тремя аллеями, усаженными тополями, соорудил по случаю своей женитьбы Георгий Полежаев с братьями. Они же для рабочей столовой заготавливали овощи и засаливали мясо на зиму. Девицам, достигшим совершеннолетия, дарили памятные подарки – все, как заведено в крестьянской общине.

- После национализации фабрики в 1917 г. Иван и Николай Полежаевы решением профсоюза были оставлены работать как специалисты: Николай – в должности директора, а Иван – технического руководителя производством, - рассказывает наша собеседница.

И если Иван умер в 1924 г. и был с почестями похоронен, то судьба Николая, дожившего до пятидесятых, оказалась трагичной. Он и его семья в полной мере испытали гнет репрессивной машины.

Тем не менее Боровская фабрика выжила в годы разрухи. В этом была огромная заслуга Николая Полежаева, поскольку он продолжал заботиться о ней вплоть до его ареста. В дальнейшем на фабрике появилось несколько новых производственных корпусов

Откуда мы родом?

В последние годы многие наши соотечественники погрузились в изучение своей родословной. Но не для того, чтобы обнаружить у себя «белую кость и голубую кровь», а для осознания истоков своей семьи. Знания имен предков до седьмого колена всегда было атрибутом приличного человека. Когда смотришь на старые фотографии, то понимаешь, что нам действительно для строительства себя и жизни вокруг себя не хватает зримой связи, фамильного знания, живой истории.

Самое интересное, что музей Боровского купечества и предпринимательства не имеет официального статуса. Он ведь расположен в полуподвале купеческого особняка, который сразу после революции превратили в многоквартирный дом. Это и сейчас жилой дом с весьма условными удобствами. А раз нет отдельного входа в музей, то нет и юридического статуса для него. Но местным властям и на том спасибо, что позволили Полежаевой выгрести грязь из подвала и превратить его в жемчужину краеведения.

И хотя в официальном списке туристических маршрутов музей не числится, молва о нем разнеслась, и на экскурсию просятся многие любители купеческой старины. Тогда, условившись с экскурсантами о времени, Евгения Алексеевна, между прочим, уже разменявшая девятый десяток, мчится на автобусе из родной Москвы в Боровск, чтобы провести экскурсию для посетителей. Экскурсии бесплатные, ибо дело все в том же отсутствии статуса, так что, по сути, Полежаева занимается чистым подвижничеством. Безусловно, за энтузиазмом этой энергичной и целеустремленной женщины скрывается вера в благополучное разрешение юридического казуса.

«Музей, созданный Полежаевой, нужен Боровску, который добивается статуса исторического города. Он открывает неизвестные страницы истории города, рассказывает, как создавались предприятия города, повествует о благотворительной деятельности купцов и промышленников, воссоздает картину повседневной жизни горожан. А его создательница за подвижническую деятельность, несомненно, заслуживает нашей признательности и благодарности. Члены клуба «Жар-птица». (Из записи в Книге отзывов музея.)

Альфия Кульмухаметова

Фото livejournal.com

89
Загрузка...
Читайте также

Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Поделитесь ей и обязательно оставьте координаты для связи. Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений. Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном. Мы не можем гарантировать публикацию вашей информации, но обещаем отнестись к ней серьезно и обязательно проверить её.