​Из грязи в князи…

В расцвете своих девятнадцати лет она грозилась выйти лишь за миллионера, вроде как с её красотой все эти ватники не канают. А вернее пусть канают отсюда. «Ватники» вились, вились вокруг неё, да и бросили. Да с ней охотно флиртовали, тащили её в постель, ужины в ресторанах, ночи в дорогих отелях, отпуска, проводимые на Бали, разного рода приёмы и пати, всё это было, а вот серьёзных отношений – нет. К ней относились не как к человеку, а в лучшем случае как к дорогой игрушке. А у игрушки не может быть никаких переживаний, да и своего мнения тоже, и как только оно, это мнение хоть как-то проявлялось, с ней тут же расставались, так же легко, как и знакомились. А ей постепенно и как-то незаметно стало уже тридцать шесть. До поры, до времени она не признавалась себе в том, что она обычная, пусть и элитная проститутка. Но в последний раз, когда её попросту вышвырнули на улицу, раздетую, а стоял вообще-то ноябрь, и она шла по городу зарёванная, вызывая недоумённые оборачивания редких прохожих и ехидные бибикания проезжающих автомобилей, даже и ей стало всё предельно ясно. После такой вот «прогулки» она, что естественно, слегла с двусторонней пневмонией. Но горше телесных были страдания душевные – ведь у неё в душе рушился тот мир, который она выстроила в своих мечтах…

В расцвете своих девятнадцати лет она грозилась выйти лишь за миллионера, вроде как с её красотой все эти ватники не канают. А тут вернувшись, в брошенный когда-то, нищий родительский дом она была бы рада выйти (на зло «всем этим») за любого ватника, да вот ватники то уже были разобраны, а те, что были одиноки, были ничем не лучше бомжей. Работать она не умела, она умела лишь проживать чужие деньги, к которым относилась легко, слишком легко. Родители были ещё живы и так как они сами в своё время поддерживали содержантсткие настроения любимой доченьки, то и возражать им после её возвращения было особенно нечего. На первое время ей, для её уединённой теперь жизни, хватило распроданного ею же барахла, которое, оказывается, стоило для простого человека, просто совсем ненормальных денег. И даже распродав его по дешёвке, а по-другому она не умела, она получила кучу денег, на которые теперь и жила. Но деньги имеют неприятную привычку всё время исчезать куда-то, так как от замашек прежней жизни, ей совсем так и не удалось избавиться и, например, продукты она покупала по-прежнему не в «Пятёрочке», а в элитной «Азбуке вкуса»…

В расцвете своих девятнадцати лет она грозилась выйти лишь за миллионера, вроде как с её красотой все эти ватники не канают. Но после разрыва с тем, «стервецом» около двух лет она ходила, не зная, куда себя деть, крушение всех надежд не один раз выражалось в попытках суицида, но она слишком любила жизнь… Как-то её встретила бывшая одноклассница и, увидев, как она выразилась, «заморскую штучку» она затащила её к себе домой, где за хорошим чаем, с весьма приличным коньяком она, с немалым, но тщательно скрываемым, удовольствием выслушала её историю. А потом предложила работу. Воспитателем в её частном детском саду и, одновременно, менеджером по рекламе. Бывшая подруга, а теперь бизнесс-вумен рассчитала всё правильно, в недавнем окружении элитной девочки было немало знакомых готовых оплачивать весьма недешёвые услуги «Элитной школы развития «Мадам де Сталь»». Сначала она дико стеснялась и разговаривала со своими бывшими друзьями и подругами дрожащим от волнения голосом, а потом дело пошло. Бывшие знакомые даже не очень и удивлялись её появлению в новом качестве и, хотя нотки лёгкого презрения частенько мелькали в голосах её «хороших знакомых», она быстро научилась держать себя в руках, не отказывая себе, впрочем, в удовольствии вкручивать им такие расценки, что если бы они узнали о действительной стоимости услуг дело могло бы закончится грандиозным скандалом. Но она слишком хорошо знала своих «приятелей и приятельниц» и тот мир, в котором те вращались, и в котором цена услуги имела решающие значение, но не в экономии средств, как у обычных людей, а в их умопомрачительных тратах…

В расцвете своих девятнадцати лет она грозилась выйти лишь за миллионера, вроде как с её красотой все эти ватники не канают. Теперь она уже не думала о замужестве, её потянуло к детям, которых у не самой так и не появилось и вряд ли когда-нибудь появятся, она слишком часто убивала в себе малышей. Она перечитала груда педагогической литературы, ходила на всевозможные курсы, по большей части напрасно, но вскоре благодаря своему упорству она стала лучшим специалистом школы развития. И опять её бывшая и сегодняшняя подруга не просчиталась. Особенно Дарья (пора вам узнать, наконец, имя главной героини), привязалась к маленькому мальчику, которого в их учреждение привозил сурового вида охранник на БМВ. Она и занималась с ним больше и мальчик как то особенно к ней тянулся. Сама-то Даша не очень задумывалась над этим феноменом, её просто магнитом тянуло к мальцу, этого к ней… А вот ушлая хозяйка заведения выяснила, что у мальчика-то нет матери, умерла в родах, а других женщин, пожилой уже отец, первым делом проверял на лояльность к ребёнку и этого теста, до сих пор не прошёл никто. Поэтому хозяйка особенно не удивилась, когда мальчик привёл отца познакомиться с тётей Дашей…

В расцвете своих девятнадцати лет она грозилась выйти лишь за миллионера, вроде как с её красотой все эти ватники не канают. И вот, казалось, все её мечты, наконец, сбылись: официальный брак, большой дом, прислуга, возможность тратить безумного много денег, но… она, напрочь, отказалась ездить по светским мероприятиям, даже сознание того, как она может насолить этим так презиравшим её ещё недавно бывшим друзьям и подругам, не смогло подвигнуть её на это. Беготня по магазинам её тоже уже не прельщала, даже любимому теперь ребёнку она заказывала всё через знакомого шопинг- гида, не желая тратить даром ни минуты из общения с Серёженькой. Тренировки, занятия с педагогами, общение с врачами и тренерами, чтение книжек вслух и по очереди и игра, игра, бесконечная игра… При этом, с помощью мужа она стала совладелицей того предприятия, в котором ещё недавно была наёмным работником. Кстати говоря, её подруга не очень-то этому и сопротивлялась, она была умной девочкой и от такой дармовой рекламы отказываться было глупо, тем более, что ей бизнес при этом вырос раза в три, а доходы раза в четыре. С ребёнком она почти не расставалась, даже и на работе, а тот платил ей взаимностью от всей своей оттаявшей и расцветшей от её любви души…

В расцвете своих девятнадцати лет она грозилась выйти лишь за миллионера, вроде как с её красотой все эти ватники не канают. Своё счастье она представляла как безудержную трату денег, как секс на яхте, полёты в дальние экзотические страны, как дорогие украшения, как завистливые взгляды подруг…

Но на седьмое небо она попала лишь тогда, когда ребёнок, страшно стесняясь и отводя глаза в сторону, вроде случайно назвал её мамой…

20:44
409
Загрузка...